Вверх страницы
Вниз страницы

Bleach. Changing History, Unchanging Heart

Объявление

Добро пожаловать на ролевую по манге Bleach. Наша игра стартует с того момента, как Ичиго и друзья вернулись из Сообщества Душ, а Айзен только начинал планировать свое вторжение. Воспользовавшись этой ситуацией, Ванденрейх, наблюдающий за развитием событий из тени, наконец решился сделать первый шаг. Тип игры - эпизодическая, рейтинг R.

СОСТАВ АДМИНИСТРАЦИИ

Наука – полководец, и практика – его солдаты - Иноуэ Орихиме

Когда все рушится, надо кого-то немедленно припереть к стене - Жизель Жевель

Иногда стоит сделать странный выбор, чтобы понять, насколько ты прав. - Улькиорра Шиффер

Сказать то, что думаешь, порою величайшая глупость, а порой — величайшее искусство - Тиа Халлибел

Расследование — это цепь подозрений, которые требуют проверки - Курогане Юкио

Правосудие следует рассматривать как воздание каждому своего. - Айзен Соуске

Нет ни искусства без упражнения, ни упражнения без искусства - Хирако Шинджи

Неизвестная опасность изматывает сильнее, чем самая жаркая битва - Саругаки Хиори

Убегая сломя голову, не смотря под ноги, есть риск вляпаться похуже - Абарай Ренджи

Нельзя спасти того, кто не хочет быть спасён - Куросаки Ичиго

Необходимости приходится подчиняться - Тиа Халлибел

Как трудно молчать, когда тебя не спрашивают - Гремми Тумо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. Changing History, Unchanging Heart » Storyline » Когда все рушится, надо кого-то немедленно припереть к стене


Когда все рушится, надо кого-то немедленно припереть к стене

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место действия: Генсей. Каракура.
Участники: Аясегава Юмичика и Жизель Жевель
Предыстория: переговоры с Ишидой Рюукеном ни к чему не привели - главный врач больницы Каракуры оказался сильнее, чем предполагали Штернриттерши, поэтому уничтожить последнего истинного квинси не получилось. Взбешенная Бамбиетта решила сорвать злость и поспешила попробовать догнать Рюукена. Оставшуюся Жизель же ждала другая встреча - пятый офицер одиннадцатого отряда продолжающий выполнять задание в Каракуре некстати (а может быть наоборот) оказался неподалеку.

0

2

Приказ оставался в силе — Юмичика должен оставаться в Генсее до тех пор, пока Сэйретей не разберётся окончательно с Куго Гиндзё и его странными мотивами в отношении Куросаки Ичиго. Он старался не вступать в контакт со своим подзащитным, сочтя, что подобное поведение, возможно, спугнёт их настоящую цель. К тому же, Юмичика знал, что Ичиго сможет постоять за себя и без лишних глаз на стороне, если учесть его победу над вторым сильнейшим синигами Одиннадцатого Отряда — его близким другом, Иккаку.

Проще говоря, ему пришлось резко выучить профессию сталкера — провожать Ичиго в школу и из неё, в перерывах между этими занятиями патрулируя город на предмет различных странностей. Он всё ещё помнил встречу со странной девчонкой — Маширо, кажется, — и не собирался спускать произошедшее на тормозах, невзирая ни на какие приказы.

Та была сильной, действительно сильной — он ощутил это, ровно до того момента, как вмешался чувак с лошадиной улыбкой, и как любого представителя его отряда, Юмичику это очень заинтересовало. Он был осторожнее дуболома Иккаку, но это не отменяло зудящего на периферии сознания желания сразиться с кем-то достойным, с кем-то, на ком он сможет проверить все возможности своего шикая, имея редкую возможность не сдерживаться в бою и не скрывать ничего.

Но снова и снова, Юмичика был вынужден напоминать себе о том, что подобное — простая блажь, она не стоит потерянных друзей из его отряда, не стоит доверия их капитана, не стоит разочарованного взгляда Иккаку. Он всегда был терпеливым человеком, умел выжидать удобный момент, обходиться малым, когда имел доступ к чему-то большему. И он сможет сдержать своё неуёмное любопытство в узде.

Благо, за всё, проведённое им в Мире Живых время, на его пути не возникало ничего, что бы заслуживало столь же пристального внимания.

Он приближался к району, где была расположена клиника Куросаки-старшего, когда в воздухе появился странный запах — не привычная рейацу синигами, и даже не та помесь рыбы с мясом, чем буквально несло от Маширо, нет. Это было что-то неуловимо-знакомое, и в то же время — он не мог понять, где же мог его встретить.

Почти автоматически, ноги Юмичики понесли его в ту сторону, где находился хозяин этого запаха. Он двигался быстро, используя шунпо для скачков на короткое расстояние — с крыши на крышу, словно большой, чёрный кузнечик.

Только оказавшись в непосредственной близости от обладателя запаха, он вспомнил, о ком же он напоминал — перед его мысленным взглядом предстал невысокий юноша с чёрными волосами, в белых одеждах, с аккуратными стежками — складочка к складочке.

«Карандаш,» — отчётливо вспомнил он данное Ячиру прозвище — столь же нелепое, как и остальные в её арсенале.

И в этот же момент его взгляд упал на... девушку? Её одежды смутно напоминали те, что носил Исида, однако Юмичика знал, что силы её намного превосходят те, коими обладал молодой квинси.

Остановившись в полуметре от неё, он вновь потянул носом и тут же скривился. Вот уж точно — ловушка. Он никогда не понимал, почему некоторые мужчины любят наряжаться в женские тряпки. И перед ним был именно он — представитель его пола, Юмичика в этом не сомневался. Даже несмотря на то, что тот постарался замаскировать специфический запах мужского пота уточнённым ароматом духов.

— Что тут у нас? Ещё один «выживший» квинси? Капитан Куротсучи будет безмерно рад, — с улыбкой, слегка отдающей садизмом, произнёс он, скрестив руки на груди и подавив инстинктивное желание схватиться за рукоятку занпакто. Пока окама не проявлял враждебности, ввязываться с ним в драку у Юмичики повода не было.

Отредактировано Ayasegawa Yumichika (2017-01-07 12:11:51)

+4

3

- Как же здесь ску-у-учно! Почему нельзя было взять с собой Лильтотто или Кандис? Было бы не так уныло таскаться за нашей взрывной принцесской. – Жизель от безделья наблюдала за полетом птиц в небе через растопыренные тонкие пальчики, вытянутой вверх, руки. Зажимая попеременно то левый, то правый глаз, девчонка представляла, как ловит их в клети собственных ладоней. Риттер «Z» беззаботно лежала на пыльных обломках безжалостно раскуроченного здания больницы, в той части, где некогда был полный лоска кабинет Урюу старшего. Металлические штыри и острые углы каменных плит – не самое удобное лежбище для того чтобы придаваться размышлениям. Но квинси не жаловалась, ее вообще мало заботила физическое неудобство. Если посудить, даже сломанная со смещением, шея не так сильно отвлекала, как это назойливое ощущение, что Жизель чего-то упустила или попросту забыла.
Я же предупреждала, что не стоит бить меня по голове. У меня тут же из нее вылетает все самое неинтересное, то есть важное! А мне не верили. Вот и как теперь быть? – Досадно растягивая слова, девушка выпятила нижнюю губу и выразительно нахмурила бровки. – И все-таки какое же здесь все унылое! И небо тут унылое. И люди тут унылые. Не приветливые какие-то, либо визжат от страха, когда им руку протягиваешь. Не свою правда, но все равно! Либо стрелами шмаляют – этот Рюукен точно не с той ноги сегодня встал. И рейши тут унылое, совсем беда!
Сетуя на несправедливость человеческого мира, достает из-за пазухи, заблаговременно припасенный, человеческий палец. Не отрываясь от рассуждений Жевель со вкусом хрустит им словно копчёными хрящиками. Раз нельзя полечиться с помощью духовных частиц, воспользуемся старым дедовским способом. А точнее ее собственным – Жизель Жевелевским.
Обычно ей всегда это помогало, в процессе жевания лучше работал мыслительным процесс. Вот и сейчас не подвело. – А не плохо. Жаль Бемби выбросила ту руку, она бы пришлась как нельзя кстати. Вечно она со своим психозом все веселье обламывает. Да… А где она?!
Резко приняв сидячее положение и вправляя голову на место, как и было, поспешно оглядывается по сторонам в поиске пропажи. Как-то неуклюже выбираясь из-под завала, потерянно отряхивает свою замаранную шинель. Конечно она с легкостью может вернуть ей первозданный вид сияющей белизны, но не это сейчас главное. Наконец до горе-квинси дошло, в чем его упущение. Или она знала это изначально, просто по привычке переиграла в дурочку? – Вот незадача. Так все уже разбежались, а меня забы-ы-ы-ыли. И где мне теперь их искать?
Рассеяно почесывая затылок, Жизель попыталась отыскать где находятся пылкие голубки, посчитавшие ее третьей лишней в их пламенных отношениях. Вот только слишком увлеченно они играли в салочки, и теперь ей их уже не найти так просто. Зато очень быстро нашли саму Жевель.
«У меня гости? Ох, даже марафет навести не успела. А может, мне удастся наконец повеселиться в этой тоскливой дыре?»
Ой, мама. – Стоило в спину повеять напряженной чужой реяцу, девушка сразу вздрогнула, замерев на месте. Прижав руки к груди, Жизель скорчила мину испуга, тараща глаза и поджимая губы. – Ой, он прямо за мной да? А может меня не заметят? Меня тут нет. Вот совсем-совсем. – Бессвязно бурча под нос, квинси очень медленно оборачивается на уверенный мужской голос. – Ой, все-таки заметил меня, да? – Натянуто улыбаясь и даже пытаясь смеяться, девушка наконец выпрямляется и осторожно поворачивается к собеседнику.
«Только поглядите какой красавец нарисовался. Ты ли мой принц? А перья зачем? У шинигамми такое нынче в моде, или только этот такой особенный?»
Дяденька, я тут знаешь ли потерялась немного. Не поможешь, попавшей в беду, девушке, а? Мистер смазливая мордашка. – Строя из себя саму невинность, квинси с порозовевшими щеками отводит взгляд в сторону, смущенно тыча указательными пальчиками друг в друга.
Ась? Крот-сучи? А он любитель квинси, да? Знаешь, я немного стесняюсь всяких незнакомых дяденек.

Отредактировано Giselle Gewelle (2017-01-10 01:38:15)

+4

4

— «Дяденька»? — самодовольная ухмылка медленно сползла с лица Юмичики, уступив место слегка раздражённому, непонимающему взгляду — он точно знал, что на «дяденьку» совсем не тянул, не со своим ростом и холеной внешностью. С другой стороны, он бы не удивился, если ты так обратились к тому же Иккаку. В какой-то степени, оказаться на месте лысого было не так уж приятно.

Он сделал мысленную пометку в следующий раз смеяться над другом совсем немного поменьше, после чего перевёл цепкий взгляд на окружающие их развалины. Район был знаком Юмичике, но что конкретно располагалось в бывшем здании — он даже угадать не попытался, понимая всю тщетность этой затеи. Это осложняло сложившуюся ситуацию — судя по виду, квинси был как-то замешан в произошедшем, но чтобы выяснить, что конкретно произошло на доверенной ему территории, Юмичика должен будет полагаться на чужака.

Хуже того — возможно враждебного чужака, если учесть всю историю отношений между синигами и квинси.

Задавать вопросы он не торопился —  не знал, насколько правдивыми окажутся ответы и пойдёт ли странный паренёк ему навстречу вообще. Их нужно было лучше сформулировать, преподнести в таком виде, чтобы у ответчика было как можно меньше шансов солгать или прикрыться полуправдой. Юмичика был готов задержать его, как подозреваемого, и доставить в Сэйретей, чтобы с ним разобрались старшие по званию — люди, обладающие достаточным влиянием, в отличие от него, простого пятого офицера.

Он не хотел добавлять себе бумажной волокиты — если расспрашивать квинси начнёт он, одним отчётом явно не отделаешься. Но любопытство, тесно переплетённое с лёгким налётом беспокойства за простых людей, наверняка населявших этот дом, заставляло Юмичику принять не столь выгодное для него решение — продолжить только-только начавшийся диалог, выяснить, были ли жертвы среди мирного населения, и только после этого предпринять попытку задержания.

Он не представлял всего потенциала квинси, будучи в курсе о войне с ними только со слухов, с тех немногих слов, вымолвленных ещё в Академии, среди прочего груза «стандартных» знаний, передаваемых всем «новичкам». Ничего серьёзного, по правде говоря — вряд ли кто-то из старших полагал, что в будущем кому-то из воспитанников предстоит подобная встреча.

Проще говоря, Юмичика считал себя неподготовленным к подобной ситуации. Он, впрочем, не мог позволить остановить себя, не чему-то, вроде такой мелочи, как отсутствие положенной подготовки.

— О, я бы с удовольствием помог любой представительнице прекрасного пола, — с очевидной иронией в голосе продолжил он, демонстративно смерив собеседника пристальным взглядом — слегка настороженным, холодным — резко контрастирующим с приветливо-насмешливым тоном его голоса, — и странно расчётливым.

— Если бы в пределах видимости была хоть одна девушка, — сухо хмыкнув, с вернувшейся на его губы ухмылкой закончил Юмичика.

Провокация была слишком очевидной на его вкус, но ничего лучше пока в голову не шло — поведение квинси было наивным и чересчур глуповатым, однако он не мог избавиться от назойливого ощущения, что его водят за нос. Юмичика не торопился этому верить, хоть и усомнился, было, в первой своей оценке — присмотрелся получше к пареньку, чтобы удостовериться, что не ошибся. Но тот был слишком маленьким и хрупким, чтобы судить только по внешним признакам.

Вздохнув, Юмичика сделал уверенный шаг в сторону квинси и, положив одну руку ему на плечо, накрыл тёплой ладонью его горло. Он провёл большим пальцем по выступающему кадыку и, ухмыльнувшись шире, встретился взглядом с оппонентом. Не считая нужным озвучивать очевидное, он просто приподнял одну из своих бровей — ту, что не была украшена перьями.

Отредактировано Ayasegawa Yumichika (2017-01-10 23:36:14)

+2

5

А? Ну не тетенька же. Или я ошиблась… Шучу-шучу, только не обижайся~ – Тут же спохватившись, девица активно замахала руками, облаченными в длинные не по размеру рукава.
Эту квинси нельзя было назвать опасным противником. Всем своим видом и элементарно детским поведением, Жизель казалась издевательским плевком со стороны врага. Ни намека на серьезность, осознания ситуации или какого-то причастия к боевым действиям. Хрупкое тело, не блещущая объемом реяцу, отсутствие оружия, да и мышечной массы, как у мышки в подмышке. И это те самые квинси о которых била тревога на весь Сейретей? Скорее уж мелкий бельчонок, выбежавший на проезжую часть под колеса фуры.
А в то время как шинигамми, чье лицо было украшено яркими перьями, предался размышлению или оцениванию врага, Жевель в свою очередь не постеснялась обвести взглядом его самого. Стройное телосложение, точеный подбородок, красивые для мужчины черты лица, аккуратное каре и неожиданно яркие перья на брови и ресницах. Истинный бисенэн. Наряди его в женское кимоно, напудри лицо и вперед подрабатывать гейшей.
Жизель уже было расплылась в улыбке, распаляя свой азарт и образно засучая рукава для предстоящего спектакля. Пока не заострила внимание на одежде чужака. Обычное ничем непримечательное кимоно, качество ткани дешевое и местами протертое. И отсутствие шеврона.
– «Черт, а я уж было подумала мне попался кто-то из знати или какой-нибудь замасленный аристократ. Не ожидала, что в обычных рядовых обнаружится такой сладенький экспонат».
Вот только квинси рано расслабилась, выдыхая запал вместе с минутным напряжением. Тонкая колкость, брошенная мужчиной с выделенным упором, ударила ровно в цель. По спине пробежались мурашки, а слова так и застряли где-то на языке. По сконфуженному и опешившему виду девицы не трудно было догадаться, что догадки шинигамми оказались верны.
А? Что за пошлая грубость. Я и есть девушка, или у вас в казармах все позабыли, как выглядит представительница слабого и прекрасного пола?
Вот только прежде чем она успела закончить свою фразу, хамливый шинигамми в мгновение сократил расстояние в один шаг. Жевель в испуге даже не успела отступить назад, лишь капитуляционно подняла вверх рукава, в слишком девичьей попытке защититься. Руки мужчины легли на ее плечо и заключили в свои объятия ее горло. Что он в полной мере мог ощутить движение адамова яблока под кожей при нервном сглатывании слюны в пересохшем горле.
– «Чертов высокомерный сукин сын, играть со мной вздумал!»
Жизель не боялась нападения, не боялась удара, не страшилась если ее поранят, все это было лишь глупой не стоящей внимания мелочью. Но здесь и сейчас этот любитель, совать свой острый нос не в свое дело, вскрыл ее секрет, и вывалил на обозрение все ее, тщательно скрываемое, естество.
Руки прочь. – Резкий удар по рукам наотмашь возвестил о том, что молодая особа не терпит посягательств на ее тонкую шейку. Или же правильнее сказать юноша? Черта с два! Не важно, что на сцене случился казус, игра продолжается! Всем актерам играть дальше, не выходя из роли! Поехали!
Хах, какой же ты грубый, дяденька. Совершенно не умеешь вести себя с дамами. Думаешь личиком вышел и жизнь удалась, можешь позволить себе все что угодно? – Самая сладкая, буквально приторная улыбка расцветает на губах лже-девы, когда она прижимается к груди своей потенциальной игрушки. И не только груди. Казалось девчонка намеревалась вжаться в мужчину просто всем своим телом. Юркие пальчики левой руки скользят по корпусу шинигамми, словно наслаждаясь шероховатостью черной ткани, поднимаются вверх до плеча и уже порхают по шее где-то сбоку, так и намереваясь дотянуться до гладкой щеки красавца. Или она шершавая? Важно не это. Что-то сверкнуло внизу, прямо в правой ладони плутовки, яркий отдающий лазурью свет. Крошечный хайлинг боген, удобный, компактный, работающий на манер пистолета. Идеальное оружие для любой леди. – Как бы не так~
Выстрел. Целивший прямиком в голову зазнавшегося шинигамми.

Отредактировано Giselle Gewelle (2017-01-22 00:12:33)

+2

6

Юмичика прекрасно знал правила подобных игр — все эти кривляния были ему столь же родными, сколь и для Жизель, пускай и немного в другой плоскости — он освоил это искусство, стремясь скрыть свой истинный потенциал, свой настоящий занпакто, вполне вероятно — и самого себя тоже. Нельзя было сказать, что он видел все ужимки паренька насквозь, но кое-что всё же в этом понимал — сколько раз недооценивали его самого, когда приходили сражаться за пятое или четвёртое место в их отряде? Юмичика перестал считать довольно-таки давно, это было скучное, совсем не интересное занятие.

Квинси, с другой стороны, в данный момент казался любопытным экземпляром, пускай и странным, в какой-то мере — сам он вряд ли сможет понять, что подтолкнуло того к подобным переодевания. И почему именно его так задевает озвученная вслух правда.

Важно было другое — он забавлял Юмичику. Не говоря уж о том, что самим своим существованием предоставил ему шанс вновь опробовать свои силы в настоящем бою. В этот раз его никто не сопровождал — не было поблизости ни Иккаку, ни Киры, ни прочих надоедливых прилипал, в компании которых ему бы пришлось сдерживаться. Подобная мысль, по правде говоря, позволяла ему легче дышать — словно с груди кто-то снял часть груза.

Он растянул губы в широкой, несколько хищной улыбке — не то забавляясь реакцией квинси, не то наслаждаясь неестественным для него чувством свободы. Хотелось битвы и крови — обратив свой откровенно прохладный, цепкий взгляд на оппонента, Юмичика фыркнул. Глядя на это маленькое, хрупкое существо, отчаянно прячущее что-то за своей дурацкой маской, он ощущал, как внутри ворочается что-то тёмное, что-то почти забытое, призывающее его сломить противника, поставить на колени и растоптать.

Воображение рисовало кровавые картины — ему казалось, что он чувствовал металлический запах в воздухе, — Юмичике пришлось в буквальном смысле встряхнуться, чтобы избавиться от постепенно укрепляющегося наваждения.

Некоторые порывы контролировать всегда было сложнее всего.

— Ты можешь лгать самому себе, сколько влезет. Это сделает тебя ещё более жалким в моих глазах, — плавно ответил он, всё ещё глядя в лицо Жизель немигающим взглядом.

Он не противился и не отступал, когда квинси решил сократить разделяющее их расстояние до минимума, в буквальном смысле слова прилипнув к нему — Юмичика напрягся невольно, взгляд стал чуть острее — можно было понять, что он готов был атаковать даже из такого положения, будучи более уязвимым — чтобы успеть обнажить свой клинок, места практически не было.

На плутавшую по его телу руку он, казалось бы, не обращал почти никакого внимания, не отрывая взгляда от лица Жизель — только инстинктивно дёрнувшаяся в ожидании прикосновения щека выдавала то, что он был в курсе её направления. Мгновение растянулось, зазвенело подобно струне — могло показаться, что Юмичика тоже замер, не дыша, ожидая следующего хода своего противника.

А в следующий миг он буквально взорвался движением, стоило краю глаза поймать странное свечение со стороны другой руки квинси — он отшатнулся всем телом от паренька, оттолкнулся обеими ногами и в мгновение ока оказался в десяти шагах от того места, где стоял ранее.

Его левую щёку украшала длинная, с виду — достаточно глубокая царапина, кровь из которой уже начала сочиться на его форму. Улыбка Юмичики уже не отдавала игривостью, искривившись — она больше походила на оскал.

— Как невежливо с твоей стороны — я-то думал, что мы просто попьём чаю с печеньем, — демонстративно сухо произнёс он, медленно обнажив лезвие своего занпакто.

Использовать его по назначению он, впрочем, не спешил, перехватив рукоять одной рукой, когда как вторую выставил ладонью вперёд, концентрируя при этом собственную рейацу — кидо ему и впрямь давалось легче, чем простой и прямолинейный ближний бой, коим был знаменит их отряд.

— Хадо №31: Сяккахо! — на мгновение силуэт Юмичики окутало едва заметное алое свечение, сгущающееся в середине выставленной вперёд ладони, после чего с его руки сорвался яркий шар пламени, устремившийся прямиком в сторону квинси.

Отредактировано Ayasegawa Yumichika (2017-02-02 16:07:34)

+1

7

- Жалкой? В твоих глазах? – Выражение ее лица приняло оттенок взволнованности и даже смятения. Глаза девицы забегали то по чернильной форме шинигамми, то по серому асфальту, словно силясь найти решение сложившейся проблемы. – Нет-нет! Какой кошмар! Что же делать? Это так беспокоит меня! Или же… Нет?

Ее задранное кверху лицо с отпечатком обеспокоенности и вздёрнутые кверху брови озарились тем же лазурным светом в момент выстрела.  Волосы взметнулись за плечи, подхватываемые поток от поспешного перемещения бога смерти. Маска Жизель осыпалась медленно, стоило уголкам губ вновь потянуться вверх, растягивая озабоченную ухмылку. А он не так глуп, как кажется на первый взгляд. Неужели за смазливым личиком есть что-то стоящее, помимо дешевых реплик  в попытке задеть ее хрупкую и душевную натуру.

- Каки-и-ие мы шу-у-устрые. - Слова штерна тянутся ядовито и сладко, словно мед с жалом гадюки. Наблюдая за переменой в лице мужчины, Жевель не может не отметить его красоту. О, нет, вовсе не природную одаренность аккуратными чертами, зомбячку интересовало вовсе не это. Уж кому как не ей с точностью эксперта сцеживать эту жажду крови из самых потаенных глубин человеческих глаз. Как же его перекосило. Аж дрожь берет. Класс.
А чего стоит эта рана, что перечеркнула его идеальную кожу, кровавый росчерк, оставленный лично Жизель, приводил ее в иступляющий восторг. Как же ей нравится портить все красивое, опошлять невинное, и изувечивать все живое. – «Ой, нет, что вы, что вы, я вовсе не садистка. Нет»

- Ох, я тебе личико попортила, вот незадача. Представляешь, рука сама соскользнула, я ничего не смогла с собой поделать. Прости уж. – Белые зубки сами собой прикусывают нижнюю губу, в то время как напряженные тощие пальцы сами собой тянутся к собственному лицу, повторяя линию кровавой черты. Этот цвет прекрасен, ей так и хочется приблизиться, вдохнуть этот металлический запах, прикоснуться к горячей вязи, размазать ее по пальцам и запятнать лицо этого юноши еще больше. Стайка мурашек проносится от самого затылка до копчика прямо по позвоночнику. Девушку внезапно озаряет идея, и та увлеченно хлопает в ладоши. – Точно! Твоя рана. Я могу ее облизать! И все пройдет, я обещаю.

Сладко облизывая губы, словно на них было что-то вкусное, девчонка неспешно направилась к шинигамии, ведомая воодушевленным порывом. Вот только мужчина явно не разделял ее окрыленности, и очень благоразумно для воина обнажил острие своего меча.

- Ах, ну к чему это варварство? Разве можно так с девушкой? Я же совершенно безоружна. – Квинси приветливо разводит руки в стороны, как если бы захотела заключить мужчину в свои девичьи объятия, и в следующее мгновение ее фигуру озаряет алым светом. Короткий шок проносится в синих глазах плутовки.

- Уф. Еще бы немного…, - Жалобно причитая, Жизель щурясь от полученных ссадин, неловко поднималась с серого асфальта в двух метрах от пронесшегося хакудо. Каким-то чудом ей удалось отпрыгнуть в сторону, кубарем прокатившись по земле. Оглядывая себя и раскуроченный бетон позади себя, квинси впечатлено присвистывает. – Вот это шарахнуло! И ты этим целился в меня? Как не стыдно! У вас шинигамми вообще есть эта, как ее там, ну эта, а, честь?! Ну, или хотя бы намек? Или вы все там такие трусы? Неспособные с беззащитной девочкой своими силами управиться!

Сокрушенно причитая, Жизель успела подняться, отряхнуться и уже потихонечку задком линять с поля боя. Когда дело пахнет керосином, лучше давать деру сразу.

Отредактировано Giselle Gewelle (2017-03-01 14:19:53)

+1


Вы здесь » Bleach. Changing History, Unchanging Heart » Storyline » Когда все рушится, надо кого-то немедленно припереть к стене


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC