Вверх страницы
Вниз страницы

Bleach. Changing History, Unchanging Heart

Объявление

Добро пожаловать на ролевую по манге Bleach. Наша игра стартует с того момента, как Ичиго и друзья вернулись из Сообщества Душ, а Айзен только начинал планировать свое вторжение. Воспользовавшись этой ситуацией, Ванденрейх, наблюдающий за развитием событий из тени, наконец решился сделать первый шаг. Тип игры - эпизодическая, рейтинг R.

СОСТАВ АДМИНИСТРАЦИИ

Наука – полководец, и практика – его солдаты - Иноуэ Орихиме

Когда все рушится, надо кого-то немедленно припереть к стене - Жизель Жевель

Иногда стоит сделать странный выбор, чтобы понять, насколько ты прав. - Улькиорра Шиффер

Сказать то, что думаешь, порою величайшая глупость, а порой — величайшее искусство - Тиа Халлибел

Расследование — это цепь подозрений, которые требуют проверки - Курогане Юкио

Правосудие следует рассматривать как воздание каждому своего. - Айзен Соуске

Нет ни искусства без упражнения, ни упражнения без искусства - Хирако Шинджи

Неизвестная опасность изматывает сильнее, чем самая жаркая битва - Саругаки Хиори

Убегая сломя голову, не смотря под ноги, есть риск вляпаться похуже - Абарай Ренджи

Нельзя спасти того, кто не хочет быть спасён - Куросаки Ичиго

Необходимости приходится подчиняться - Тиа Халлибел

Как трудно молчать, когда тебя не спрашивают - Гремми Тумо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. Changing History, Unchanging Heart » Storyline » Сказать то, что думаешь, порою величайшая глупость, а порой...


Сказать то, что думаешь, порою величайшая глупость, а порой...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Сказать то, что думаешь, порою величайшая глупость, а порой — величайшее искусство.
Место действия: Лас Ночес. Уэко Мундо
Участники: Тоусен Канаме и Тиа Халлибел
Предыстория: За последние несколько часов произошло слишком много событий, способных в корне перевернуть все изначальные планы правителя Уэко Мундо. Внезапное возвращение квинси, способных нанести серьезный ущерб сильнейшим в эспаде, сражение с шинигами в Каракуре, появление вайзардов, своевольство Гриммджоу. Слишком много неожиданностей подряд. Было ясно, что необходимо внести корректировки в подготовку к предстоящему сражению. В одной из многочисленных комнат Уэко Мундо встретились, пожалуй, те единственные, кто всерьез обеспокоен будущим мира арранкаров...

+2

2

Гулкий стук шагов эхом разносился по пустым, как и все в этом мире, коридорам. Уже несколько часов Тоусен бесцельно бродил по многочисленным залам и переходам Лас Ночес. Он не мог знать, как выглядит место, которое стало их новой обителью, но был способен в точности рассказать все о его размерах. Ровно через 8 шагов будет поворот. Следуя какому-то мимолетному порыву, он вытянул в сторону руку для подтверждения своих предположений. Вместо стены ладонь ощутила лишь воздух. Похоже от волнения его шаги стали шире. На Тоусена это было не похоже. Впрочем, как и бесцельное блуждание вокруг.
Если подумать, после побега из сообщества душ, он во многом изменил своим привычкам. Обычно его душевные метания всегда заканчивались за печатным станком и очередной статьей в его колонке, либо же, что куда вероятнее, у Её могилы. Сколько раз он возвращался туда, чтобы безмолвно задать один единственный вопрос и так не получить на него ответа? Теперь Она навсегда осталась там, в другом мире, в его прошлом, и, пожалуй, это единственная утрата, с которой было тяжело смириться. Канаме знал, что шел на это ради Айзена-сама. Ради их планов, ради будущего, ради возмездия, но все равно постоянно ловил себя, что мысленно он возвращается к той безымянной могиле. К тому же тогда он не был один. За его спиной всегда стоял в молчаливом ожидании Хисаги или столь сильно пытающийся понять его Комамура. И хотя они не могли разделить его взглядов, приходилось признавать, что в их присутствии Тоусен чувствовал себя спокойнее. В безликом Лас Ночес у него не было спутников, не считая юного Вандервайза. Однако на сей раз он не составил компанию бывшему шинигами, а потому Тоусен продолжал изучать повторяющиеся коридоры, все сильнее погружаясь в раздумья.
Если попытаться дать краткую характеристику всему, что произошло за последнее время, то Тоусен без всяких сомнений сказал бы, что все это ему совершенно не нравится. Когда-то давно, он без колебаний решился пойти за, тогда еще, неизвестным шинигами Айзеном Соуске, почувствовав схожесть их взглядов и, главное, непоколебимую мощь, способную воплотить их в жизнь. С тех пор они сделали многое, чтобы добиться текущего положения, но внезапное появление квинси смогло пошатнуть даже непоколебимую уверенность левой руки правителя Уэко Мундо. Нет, в победе своего повелителя, он не мог усомниться, подобные вольности непозволительны в представлении бывшего шинигами, но наличие третьей стороны конфликта, по силам способную соперничать с сильнейшими в эспаде, невольно заставит напрячься. Вполне вероятно квинси заставят их вновь отложить планы о полномасштабной атаке на Сообщество Душ, что совершенно точно не устраивало Канаме. И главное, когда казалось бы, в такой ситуации верные арранкары должны, как никогда точно следовать приказам своего владыки, все равно находятся элементы, ставящие свои эгоистичные желания выше принятых порядков. История с Гриммджоу до сих пор не выходила у него из головы, а внутренний голос неустанно подсказывал, что шестой номер далеко не единственный в списке потенциальных нарушителей.
Мысли о Гриммджоу невольно заставили пальцы сильнее сжаться в рукоять Сузумуши. Клинок ответил тонкой вибрацией, незаметной никому, кроме своего хозяина. Как и всегда, занпакто четко отражал на себе его чувства. Однако какое-то время ему все же придется покоиться в ножнах. Пытаясь унять нарастающую злость, Канаме пересек дверной проем очередного зала и лишь тогда ощутил внезапное колебание в плотности духовных частиц. Причина этих изменений находилась неподалеку, неосознанно выдавая себя ровным, как водная гладь, потоком реяцу.
-Тиа Халлибел. - тихо произнес Канаме вместо приветствия.
На мгновение бывший шинигами замялся. Эта встреча застала его врасплох. Очень неосмотрительно с его стороны было столь погрузиться в собственные мысли, чтобы не заметить близость чужого присутствия. К тому же из всех членов эспады, Трес была, пожалуй, самым сложным собеседником. Канаме никогда полностью не понимал эту девушку, а её спокойствие и немногословность затрудняли анализ её личности, как это происходило с любой другой душой. Тем не менее просто уйти сейчас было бы странно, в конце концов от варваров вроде Гриммджоу или Зараки его отличало не только наличие справедливости, но и манеры. Ничем не выказывая свое замешательство, Канаме решил просто озвучить свои последние мысли в качестве продолжения беседы.
-Слышали о Гриммджоу? Я надеюсь произошедшее с ним станет уроком для остальных в Лас Ночес. Такая своевольность во время войны... недопустима.

Отредактировано Tousen Kaname (2017-01-18 12:46:36)

+4

3

«Напряжение».
Оно ощущалось вокруг. Нет, не было такого ажиотажа, как, например, во время боя – нередко ощущается и чужеродное напряжение противника, - или в предчувствии такового. Не было даже электризованного искрящегося воздуха вокруг. Было стабильное, ровное, едва уловимое напряжение. Как будто слегка натянули струну перед тем, как сделать это серьезнее и извлечь звук. Как будто и без того не самый оживленный мир серых песков на миг замер окончательно. И вовсе не обязательно было быть чем-то заметным, чтобы вызвать эффект, ощутимый всей кожей. Достаточно было просто «быть».
Тия, привыкшая к миру пустых, не могла не чувствовать перемен. Здесь никогда не было спокойно, в том плане, что пока ты растешь и развиваешься по принципу «лишь бы не деградировать обратно в процессе своего существования» – еще тогда, когда ты становишься адьюкасом, - ты привыкаешь к напряжению. Привыкаешь к тому, что каждый миг – решающий. Каждая стычка – последняя. Иначе случится откат назад и тебя не станет. И даже когда ты арранкар, оно не покидает тебя, оно остается внутри, впитанное каждой клеткой тела еще с той, начальной поры своего осознанного пути.
Но это - норма жизни, тот «ноль», от которого стоит все отсчитывать по шкале Уэко Мундо. А теперь… Теперь появилось нечто дополнительное, сверх имеющегося. И вызвано оно вполне конкретными созданиями, грубо и ощутимо нарушившими мироздание.
«Квинси».
Трес неторопливо шагала под бесцветными сводами Лас Ночес, обдумывая не так уж давно поступившую информацию. То, что случилось с Зоммари и Старрком – серьезный удар от вполне серьезного противника. Просто так не умирают даже слабейшие в Эспаде. Просто так нельзя повредить Первому, это Третья понимала хорошо. Возможно, даже слишком хорошо. И чувствовала, что пошатнувший привычные устоит диссонанс может отозваться еще более весомыми событиями в будущем. Таким поведением противник ясно дал понять – на Уэко у него самые очевидные и грандиозные планы и всякая там Эспада, с его точки зрения, этому помешать не может.
«Плохо».
Простая и критичная оценка, но именно так оно и было. Третья прекрасно понимала, что теперь стратегия поведения изменится и не исключено, что первоначальные планы Владыки не просто могут быть отложены, а самим арранкарам придется давать отпор после которого планы могут кардинально измениться. Хорошим этот факт трудно назвать, но таковы суровые реалии. Тия по этому поводу не чувствовала ни воодушевления, ни разочарования. Просто отметила про себя и сделала соответствующие выводы: все зависит от дальнейшего развития ситуации. Чего не скажешь о её фракции – тут акула была уверена, что девушки горячо обсудят сложившиеся обстоятельства, пока непосредственного начальства в её лице нет рядом. И их волнение она тоже ощущала, как бы там ни было, такие вещи не могут проходить бесследно. Сейчас многое зависело от ответных действий Владыки – это задаст тон всему окружению на ближайшее время. И тон следует выбрать правильный. Впрочем, Трес была не испытывала сомнений, что так оно и окажется.
«Кто-то идет», - «тройка» ощутила присутствие Канаме за несколько секунд до того, как непосредственно увидела последнего. Халлибел сбавила и без того неспешный шаг и остановилась, продолжая по привычке держать руки сложенными под грудью – так ей думалось легче. Зеленые глаза внимательно следили за действиями одного из «правящей верхушки» мира Пустых.
«Погружен в свои мысли», - отметила про себя блондинка, ясно чувствуя перемены в настрое Тоусена. В пользу её версии также говорил тот факт, что слепой не сразу заметил саму Тию. Насколько она успела подметить за время их встреч на собраниях, для него такое поведение несвойственно.
- Тоусен-сама, - ответное «приветствие» прозвучало спокойно и как обычно несколько глухо из-за высокого воротника, поглощающего звуки. «Выведен из равновесия», - констатировала Трес про себя, автоматически проанализировав все мелочи. Однако, Канаме, по ощущениям, достаточно быстро совладал с собой.  Тиа понимала, что просто разминуться они не могут. С другими арранкарами – пожалуйста, вряд ли они бы даже поздоровались. Трес знала и понимала хорошо только этикет поля боя, ничему другому не было времени учиться, да и возможностей Уэко тоже не предоставляет. Однако она точно знала, что некие правила есть и для разговоров. С шинигами, пусть бывшими, все всегда немного сложнее, чем с пустыми. Следующая реплика несколько прояснила состояние Канаме.
«Гриммджоу…», - отлучка Шестого Халлибел не удивляла. Он импульсивный, резкий, ищет силы и соперников – конечно, он сорвется с места после доклада о таком противнике, как тот рыжий парень. Тию, с одной стороны, поведение Джаггерджека мало волновало, пока оно не сможет как-то глобально затронуть замок, с другой – она была уверена, что реакция Гриммджоу была настолько предсказуемой, что если его отлучка бы в действительности могла чему-то помешать – нашли бы метод оградить последнего от вылазки. А так, вероятно, ничего серьезного. Но Тоусен считал иначе. Трес знала, что значит подчинение, прекрасно знала. И неподчинение в том числе – всегда стоит думать о последствиях. Однако за словами темнокожего шинигами сквозило чуть больше эмоций, чем казалось бы нужно. Тем более, что от такого как Шестой никогда и не стоило ждать лояльного поведения, это все кругом, по мнению Трес, прекрасно понимали.
«Неповиновение настолько сильно его раздражает?».
- Это была закономерная реакция, - спокойным и ровным голосом отозвалась женщина, - с предсказуемым исходом, которого при острой надобности можно было избежать. Необходимы жесткие меры? – тон лишь слегка изменился, давая понять, что задан вопрос. И двигало Трес отнюдь не праздное любопытство – чем лучше знаешь свое «начальство», тем самому же будет проще, а для этого нужно некоторое общение. А лучше – конкретные вопросы и конкретные ответы. Остальное же Халлибел не спешила комментировать вслух, оставив некоторые мысли насчет нынешнего положения дел при себе. Хотя не согласится было невозможно.
«Да. Теперь это уже война».

+4

4

Голос девушки звучал приглушенно, будто издалека, хотя по духовному давлению Канаме прекрасно осознавал, что она находилась рядом. Из-за особенностей её реяцу, бывший шинигами не мог избавиться от ассоциаций с морем, оттого слова её, казалось, пробивались через толстый слой воды, как редкие пузырьки воздуха, всплывающие на поверхность. На самом деле никакой воды, конечно же, не было, а особенности произношения скорее всего объяснялись причудами в одежде, выбранной третьей эспадой. Пожалуй, в этом был серьезный недостаток его восприятия. Канаме с легкостью определял множество мелочей, касающихся собеседников, по тону их голоса или духовной силе, но вот внешний вид смог бы представить только после прикосновения.
Из-за всего этого некий совокупный образ Халлибел оставался в разуме Тоусена слишком расплывчатым. Однако, даже с таким неполным впечатлением, он не раз ловил себя на мысли, что, отчасти, симпатизирует девушке. Когда они только пришли в Уэко Мундо, он посчитал, что сможет изобразить определенную симпатию к обитателям этого мира с куда большей легкостью, нежели к шинигами, но он ошибался. Общество арранкаров анархично само по себе и любая попытка привнести порядок в эту пустыню безумия встречает ярое сопротивление. Халлибел выгодно отличалась в этом плане от большинства остальных разбивших маску. Она в определенном смысле поддерживала начиная нового правителя Лас Ночес, да и её фракция, хоть и отличалась вспыльчивым нравом, все же безукоризненно следовала её приказам. И по этой причине выбранная тема разговора только добавляла причин для волнения.
Тиа Халлибел, была, пожалуй, самой последней в списке тех, кому нужна была нравоучительная нотация. Тоусен, разумеется, хотел бы, чтобы опыт Гриммджоу стал для остальных арранкаров примером, но в данном конкретном случае никакой пример и не требовался. Девушка, впрочем, восприняла навязанную беседу со свойственным ей хладнокровием и спокойствием, высказав даже, определенное одобрение недовольству Тоусена.
-Все надлежащие меры уже были приняты. Я собственноручно показал ему, что случается с теми, кто нарушает отданные приказы. - Тоусен негромко вздохнул. Он не стремился к бессмысленному насилию, однако сейчас какая-то его часть говорила, что наказание получилось недостаточно жестким - Однако, я боюсь, что остальные могут повторить его ошибку. Дурной пример заразителен, знаете ли.
Он умолк и сделал несколько шагов в ту сторону, где по его памяти должно было располагаться окно. Конечно же бывший шинигами не смог бы насладиться завораживающим видом прекрасной пустыни, однако он все же с определенным удовольствием вдохнул слегка промозглый воздух мира, лежащего за стеной безжизненного бетона. Тем не менее легкая свежесть вечной ночи, на сей раз не принесла с собой столь необходимого спокойствия. Где-то там, возможно, до сих пор скрывались остатки сил квинси. Где они были все это время? Как попали в Уэко Мундо? Откуда у древнего людского ордена сила, способная противостоять сильнейшим в Эспаде? Вопросы без ответа, которые только добавляли причин для волнений. Когда снаружи существует угроза, способная нарушить все планы, все неприятности внутри нужно свести к минимуму.
-Вы, как арранкар, должны лучше понимать, о чем думают ваши собратья. Быть может именно вы сможете помочь мне в этой ситуации. - он повернулся и наградил девушку тяжелым взором невидящих глаз - За кем по вашему мнению стоит приглядывать в первую очередь?

Отредактировано Tousen Kaname (2017-01-26 12:21:27)

+3

5

«Настрой переменился».
Халлибел, по выработанной давно привычке продолжавшая следить за малейшими изменениями в реяцу, не смогла не отметить, что Тоусен стал несколько… спокойнее. Похоже, ответ Трес его устроил. Или, по крайней мере, не вызвал более сильной реакции. Этот факт стоило взять на заметку. Естественно, акула, если и планировала что-то говорить, то только то, что действительно обдумала и посчитала нужным донести до собеседника. Иными словами, говорить ради успокоения или, наоборот, распаления другой стороны она ничего не собиралась, хотя и знала, что так нередко делают. В том числе и некоторые арранкары. Однако даже такая мелочь, как изменение настроя беседы, важна и дает чуть больше представление о Тоусене, как таковом. Все-таки из всех пришедших сюда шинигами, о нем Трес, пожалуй, знала меньше всего. Все, что она поняла на собраниях – слишком скудный материал. Сейчас же картинка станет чуть более полной.
Халлибел продолжала глазами следить за Канаме, параллельно выслушивая ответ на свою реплику.
«Так и думала».
Что дисциплина имеет для темнокожего лидирующее значение, Тия предполагала с самого начала. Это просто было видно и по его манере держаться и по реяцу. Плюс сильнейшие всегда ждут повиновения, и это более чем логично, кому, как ни жителям Уэко это знать, а на данный момент правящей, то есть сильнейшей, «кастой» были именно шинигами. Остаётся добавить к этому выведенное из равновесия состояние совсем недавно, вызванное выходкой Гриммджоу. Таким образом, ответ Канаме только подтвердил её подозрения.
«Но он все равно выглядит неудовлетворенным», - отметила про себя Трес. Легкая волна, проскочившая в реяцу, не укрылась от всегда настороженной акулы.
«Так вот в чем дело». Закономерные опасения – действительно. Арранкары далеко не самые идеальные подчиненные, они скорее похожи на лишь слегка прирученную дикую стаю, что разбежится в любой момент, стоит только дать слабину в дисциплине и в контроле. Судя по всему, Тоусен это отлично понимал. И вовсе не желал такого исхода. Впрочем…
- Мало вероятно, - таким же приглушенным и спокойным голосом ответила Тия, - что неповиновение Шестого вызовет волну подобных ошибок в нынешнем положении.
Трес не исключала, что какие-то волнения могут быть, но сейчас, когда было совершено нападение Квинси… Вряд ли. Тем более, что если бы имелся такой же повышенный интерес, как у Гриммджоу - активные действия уже совершились бы, а не откладывались в долгий ящик.
А Пустые, пусть и мало чем отличны от диких зверей по сути, но им свойственна та самая звериная привязка к месту обитания – если подобный выпад повторится, они будут давать отпор, а не носится в Генсей по поводу и без повода. Даже самые неконтролируемые и своенравные. В этом Халлибелл не сомневалась ни на секунду. Она проследила за движениями шинигами, что так уверенно ориентировался в пространстве несмотря на его состояние. Похоже, общее напряжение, что так остро чувствовала Тия даже сейчас, коснулось и его – он явно думал о чем-то глубоко волнующем. Возможно, даже о тех самых Квинси.
А вот следующий вопрос Канаме несколько удивил Халлибелл. Да, она понимала, что он хочет услышать её мнение, причем с самого начала беседы – иначе бы не стал начинать диалог с ней вообще. Но… Прозвучавший только что вопрос уже требовал во-первых, достаточно развернутого ответа, во-вторых задан так, будто бы мнение Третьей могло быть учтено. Трес сама прекрасно знала, что мнение подчиненных стоит учитывать – она, к примеру, в определенных обстоятельствах и от своей фракции информацию готова воспринять, если то будет полезно, однако… В отношении неё самой от Тоусена это было несколько неожиданно. Тем более, что он и так знает все сам – Эспаду тяжело было не изучить за прошедшее время. По крайней мере так думалось самой Третьей. Впрочем, Тия моментально сосредоточилась на ответе, секундное удивление никак не отразилось у акулы.
- Самыми импульсивными могут быть разве что Пятый и Шестой, - холодным тоном отозвалась зеленоглазая, в голове прокрутив всех существующих своих «собратьев», - Лилинетт. Однако не думаю, что в сложившихся обстоятельствах, - Третья имела в виду недавнее серьезное ранение Примеры, - она станет далеко отлучаться.
«Хоть и заносчивая, но оставить его одного не сможет».
В принципе, на этом можно было остановиться. За франсьонами, как правило, присматривают сами Эспада. Но она и не думала, что после таких серьезных действий со стороны врага кто-то из них сорвется с места.
- Думаю, за исключением фракции, это всё, - спокойно закончила женщина свою мысль.

+3

6

Хорошего командира, будь то Хуэко Мундо или Сообщество Душ, выделяют прежде всего лидерские качества. Канаме никогда не стремился в лидеры. В день, когда он вынул Сузумуши из Её холодных объятий, шинигами уже знал, что его ждет путь одинокого мстителя. Он намеревался уничтожить прогнившую структуру Готей-13 изнутри, даже не надеясь найти себе сообщника. Встреча с Айзеном Соуске изменила все. Тогда, по велению своего нового покровителя, хладнокровному мстителю пришлось стать рассудительным командиром. С тех пор он научился многому в этом нелегком деле. И пусть существует множества различных приемов для увеличения влияния на подчиненных, лишь два основных подхода позволят добиться полного повиновения. Изображая из себя верного солдата Готея, Тоусен внушал своим людям уважение. Рассудительность речей, мудрость решений и верность пути справедливости сделали его авторитетом в 9ом отряде. Придя сюда, Канаме использовал второй способ. Страх. Без необходимости скрывать свою внутреннюю ярость, он позволял неугомонному клинку карать всякого, кто посмеет ослушаться приказов Айзена-сама. Однако, в отличии от беспрекословного подчинения в бывшем отряде, арранкары раз за разом демонстрировали свое неповиновение. Был ли виной тому сводолюбивый нрав жителей бескрайней пустыни или же методы Тоусена не столь действенны, как кажется. Возможно стоит вспомнить о годах службы в Готее и взглянуть на новых подчиненных под иным углом. Именно поэтому сейчас Канаме слушал.
Он уже некоторое время сохранял молчание, наблюдая за рейши своей собеседницы сквозь темноту своих глаз. Встреча, казавшаяся совершенно случайной, внезапно обернулась подходящей возможностью. Из всех членов Эспады, по-настоящему хорошими лидерами он мог назвать лишь второй и третий номер. Но если методы Баррагана в общем случае ничем не отличались от его собственных, то Халлибел действительно внушала своей фракции уважение. И потому услышать её мнение было бы как минимум любопытно.
Тоусен кивнул, почувствовав как веревка, заменяющая шарф, качнулась от внезапного движения и слегка открывая шею. Наполненный плотной духовной энергией воздух тут же неприятно кольнул холодом обнаженную кожу. Почувствовав себя неуютно, бывший шинигами поспешил поправить элемент одежды. Канаме сам не мог сказать, почему он выбрал именно этот аксессуар, избавившись от ненавистной капитанской формы. Жесткий канат неприятно натирал кожу, сжимая шею тугой петлей висельника, но при этом, добавлял владельцу уверенности. Возможно привыкший к строгим ограничением роли "порядочного капитана" Тоусен просто не мог освоиться с новоприобретенной свободой.
Канаме прикрыл глаза. Быть может в словах Халлибел есть зерно истины. Если арранкары в этом смысле похожи на него, то каждому из них, даже Гриммджоу, где-то в глубине души был нужен ограничитель. Оковы, не позволяющие окончательно одичать. Поводок, конец которого уходил в руки Айзена-сама. В конце концов для слабых свойственно подчиняться сильным. В таком случае его переживания были излишни. Гриммджоу и ему подобные лишь песчинки в этой пустыне. Упрямство некоторых не пошатнет повиновение многих. Но это не значит, что на проступки следует закрывать глаза.
Он вновь кивнул, скорее собственным мыслям, нежели второй раз подтверждая свое согласие со словами собеседницы. Разговор с кем-то рассудительным определенно приносит пользу в таких вопросах. Айзен-сама занят куда более важными вещами и Канаме не стал бы отвлекать его из-за своих опасений. Гин же слишком непредсказуем. Его по-змеиному хищная натура совсем не поможет адекватной оценке. Большую часть времени единственным слушателем и собеседником Канаме остается Вандервайс, но, возможно, с этого дня он разбавит круг своего общения.
-Ясно. - коротко ответил Тоусен, дождавшись реакции на свою последнюю реплику - Я пришел примерно к таким же выводам.
Говоря так, Канаме, конечно немного слукавил. К примеру учитывая прошлую выходку Лилинетт, от второй половинки Примеры можно ожидать чего угодно, в том числе повторения неудавшейся вылазки. Но это не все. Со смертью Зоммари, чья до абсурда безграничная преданность могла привести к нежелательным последствиям, основные подозрения резонно переключались на Гриммджоу и Ннойтру, однако, в отличии от Тресс, Канаме выделял в их армии еще один нестабильный элемент. Вынужденное взаимодействие с двенадцатым отрядом и Куроцучи Маюри весьма недвусмысленно показали бывшему шинигами, что помешанным на науке ученым не стоит доверять излишнюю власть. Быть может пока Заэль Аполло изображает из себя образец послушания, Канаме уверен, это лишь вопрос времени, когда наука для арранка станет важнее целей Айзена-сама. О своих опасениях, однако, Тоусен делиться не спешил.
-В таком случае, могу ли я полагаться на ваше содействие? Если поведение названных вами членов эспады поставит угрозу нашей цели, я разрешаю применить любые методы, чтобы остановить их и отдать в руки правосудия.

+4


Вы здесь » Bleach. Changing History, Unchanging Heart » Storyline » Сказать то, что думаешь, порою величайшая глупость, а порой...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC