Bleach. Changing History, Unchanging Heart

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. Changing History, Unchanging Heart » Storyline » Неизвестная опасность изматывает сильнее, чем самая жаркая битва.


Неизвестная опасность изматывает сильнее, чем самая жаркая битва.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Место действия: Генсей. Ангар Вайзардов.
Участники: Саругаки Хиори, Мугурума Кенсей и Бамбиетта Бастербайн
Предыстория: Последние события заставили все стороны назревающего конфликта слегка пересмотреть свои планы. Императору Квинси, конечно, стало известно о неожиданном появлении вайзардов. Считая, что бывшие шинигами могут оказать определенное влияние на ход будущей войны, Яхве решает разобраться с этим делом как можно скорее. С преступниками, называющими себя Вайзардами, необходимо вступить в контакт и установить их планы. Конечно лучшим вариантом было бы использование озлобленных на Готей изгнанников хотя бы в качестве пушечного мяса в будущих сражениях, но, наученный опытом переговоров с шинигами, Яхве предполагал, что они скорее всего откажутся. Поэтому на это задание была отправлена Бамбиетта Бастербайн, уже находившаяся в мире живых. И разумеется, в случае провала переговоров, вайзардов необходимо уничтожить.
Пока обучение Ичиго шло полным ходом, жизнь в ангаре текла в привычном русле. Тщательно скрытое от внешнего мира барьерами Хаччи убежище надежно защищало вайзардов от любых нежелательных контактов, однако любые стены рано или поздно приходится покидать. Мугурма Кенсей в очередной раз выполнял обязанности повара и отправился за покупками. Хиори выпал жребий составить ему компанию, да и это отличный повод проветриться, пока Куросаки занят бегом на тренажере. К несчастью именно им, покинувшим защиту барьеров, придется встретиться с посланницей квинси.

+1

2

Свернутый текст

Дико извиняюсь, что я такая засранка, пронюнила все сроки.

На первый взгляд жизнь в ангаре текла на удивление в привычном русле, несмотря на появление еще одного вайзарда. Они все также продолжали тренироваться, ругаться, ходить за покупками и весело проводить вечера с картами и выпивкой, но во всем этом обыденном течении жизни чувствовалась подрагивающая напряженность. Спустя некоторое время Хиори ощутила ее предельно четко: кто-то скрипящей рукой натягивал струны и время от времени надоедливо отдергивал, словно напоминая о том, что часики тикают. Чтобы избавиться от навязчивого чувства, пришлось перейти в состоянии крайней оживленности. Еще бы, для того даже повод был: Куросаки Ичиго свалился им на голову так неожиданно, что буквально взбудоражил весь их семейный улей. И пусть они ожидали, что в скором времени придется выползти из своей затвердевшей раковины, все же рассчитывали, что пройдет это более-менее спокойно, а не так, что в экстренном режиме придется отдавать долги старым-добрым знакомым. Да еще и Киске, чертов расчетливый засранец, знал, что они не смогут ему отказать; с его стороны это могло походить как наставление на путь истинный непутевого мальчишки, с их же было ясно, что рыжему раздолбаю нужна нянька, причем одной не обойдется. Ну что ж, Саругаки никогда не любила оставаться в долгу, а потому вернет с лихвой, да так, чтобы Урахара подавился, или потом еще должен будет. Особенно теперь, когда прикрыто-нахальный вид бывшего капитана раздражает пуще прежнего, Хиори просто не может оставаться в стороне. Если мальчишка не сломается, она выбьет из него всю дурь, а вдалбливанием в его пустую голову мозгов пусть занимаются остальные вайзарды.
Смотря на то, как этот придурок пыжится, Саругаки хотелось гримасничать, что она и делала с не менее наглой рожей, чем у Шинджи, который рассказывал ей о правилах хорошего тона, да так, что школьник распухал, покрасневший от злости, но тренировку не прерывал. Видимо, не совсем тупой попался, либо боялся бережно заготовленного кирпича, который Хиори метала вместо боевого снаряда: таким было удобнее поражать цель, он действовал сразу и безотказно, а главное, требовал минимум ее участия. Откровенно говоря, блондинке просто не хотелось подниматься с дивана ради какого-то оболтуса, дабы поставить его на место. В большой семье поднимать свое тело, ранее прекрасно устроившись на мягкой мебели, себе дороже, ибо кто-то очень шустрый и наглый может без зазрения совести ее занять, и хрен ты потом что сделаешь, за исключением того, что нарвешься на добротную драку за единственное место под солнцем. Ежели со второго раза, ну или с третьего, когда у Саругаки хорошее настроение, до придурка не дойдет, что надо заткнуться и молча выполнять упражнение, то придется ей сорваться с места, оставив призрачный след от удобной позы на том диване, и объяснить идиоту на пальцах (или одном) и словами, брошенными тупоголовому криками от всей ее широкой души:
— Хватит трепаться, идиотина! — при этом неплохо бы приложить его головой обо что-нибудь твердое, а лучше с рельефом, чтоб на всю жизнь запомнилось или на всю рожу отпечаталось. — Шевели булками, чего как инвалид двигаешься! Улитка по окну и то быстрее ползет, чем ты тут напрягаешься! Хватит забивать голову ерундой, делай, что тебе говорят!
Конечно, затыкается он не сразу, а только после того, как перекинется с блондинкой парой ругательств и поймет, что лучше сберечь силы для тренировки, а не тратить на брань с вайзардом. Правда, эта простая истина дойдет до Ичиго через несколько минут, когда он своей перепалкой с Хиори поднимет на уши весь ангар и кто-нибудь из капитанов не вобьет ему в голову эту мысль. Тогда Саругаки вернется, если повезет, на свое незанятое место и будет, сдвигая брови на переносице, наблюдать за тренировкой будущего вайзарда, который способен управлять не только своей силой, но и эмоциями. Где-то в глубине души ей хотелось, чтобы у него получалось это лучше, чем у нее. А пока что остается довольствоваться вечно орущим школьником, который сломя голову бросается на каждого злого дядьку, лелея светлую мечту — восстановить справедливость и вернуть измерениям долгожданное спокойствие.
За сим полезным занятием в виде воспитания непутевого младшего Куросаки Хиори успела оголодать. Да у нее уже целых два часа в желудок ничего не проваливалось! Какие тут тренировки?! Она себе все нервы измотала с этим придурошным мальчишкой, и если в ближайшее время сытный кусок в ее горле не окажется, Саругаки точно кого-нибудь укусит за бочок.
— КЕНСЕ-Е-Е-ЕЙ! ЧТО ТАМ НА ОБЕД?! Я СЕЙЧАС СДОХНУ С ГОЛОДУХИ!
В ответ ничего положительного ожидать не приходилось. Мугуруме и без того не нравилось, что на него повесили все домашние обязанности, а теперь еще и требуют с него, как будто так и должно быть, поэтому в такие моменты он едва не выходил из себя. Обычно все затыкались после фраз: «А ты иди и сам приготовь!», «Надо — иди приготовь!», «Жрать охота — сам готовь, я вам тут не домохозяйка!», но Хиори на этом не останавливалась. Ей вообще было очень трудно преградить путь. Подобно фурии она вламывалась на кухню, едва не переворачивая там все вверх дном и не сцепившись с товарищем. Однако оба понимали, что чем больше разрухи — тем больше убирать потом, а значит, обеда в скором времени явно не светит, потому обходилось все парой-тройкой разбитой посуды и криками. В этот раз Саругаки пошла дальше — в прямом смысле! — она решила, что вместе с Кенсеем пойдет в магазин. Кто бы услышал, не поверил, что сделано все добровольно, но Хиори поступала хитро: она-то знала, что может выпросить какую-нибудь вкуснятину и потом по-тихому ее схомячить.
— Я еще вернусь и проверю, чем ты тут занимаешься! — бросила она на прощание Ичиго, которому тут же полегчало после этих слов, потому что мелкая террористка оставит его в покое, и со всей дури хлопнула дверью, как бы намекая, что бы все оставались паиньками до ее прихода.
— Эй, Кенсей, куда лыжи навострил?! Меня-то подожди!

Отредактировано Sarugaki Hiyori (2017-04-09 12:51:50)

+3

3

Как Кенсей и предполагал, Куросаки Ичиго принял помощь вайзардов после того, как из него выбили всю дурь после боя. Теперь бывшим капитанам и лейтенантам предстояло обучить рыжего недошинигами всему, что необходимо. Жизнь в ангаре заметно изменилась, но по большему счету просто прибавился ещё один голодный рот. Было слишком накладно постоянно открывать барьер, поэтому Ичиго не только тренировался, но и обедал. На готовку приходилось тратить чуть больше продуктов, чтобы накормить всех, а ведь запасы были строго рассчитаны! Ничего удивительного не было, когда Кенсей, осмотрев кухню, выудил из шкафа одну единственную банку зеленого горошка. Всё. Больше из продуктов ровным счетом ничего не осталось, даже банально лапши или риса. Мугурума где-то минуту рассматривал этикетку, понимая, что волей-неволей, а в магазин идти придется. И желательно захватить с собой помощника. Рыжего помощника. И бывшему капитану будет абсолютно всё равно, хочет он этого или нет, согласен или не согласен. Кенсей упер одну руку в бок, а второй стал размеренно подкидывать бедную банку, в уме соображая, какие продукты необходимы и главное – что сегодня сделать на обед и на ужин. В идеале – список бы составить, но у Кенсея не было настроения заниматься подобными делами. Честно сказать, его настрой неумолимо падал вниз с каждым подкидыванием банки. И вдруг, из зала раздался голос Хиёри. Она не просто кричала, она орала. Терпение просто лопнуло. Мугурума треснул банкой по столу и резко обернулся к двери.
- ВОЗДУХ, МАТЬ ТВОЮ! ДОСТАЛИ УЖЕ!
Хотелось запулить этой злополучной банкой Саругаки в лоб. Не нравится воздух? Получите зеленый горошек на десерт. И разделите там между собой. Знает же прекрасно: Кенсей терпеть не может подобных вопросов, в прямом смысле этого слова. Его раздражает, когда бесцеремонно вламываются в кухню, раздражает, когда после этого один погром, что на уборку тратится сил и времени больше, чем на готовку. И конечно, раздражало, что за всем следил он. Так получилось, но сам факт.
- Из чего, я тебя спрашиваю? – тон Мугурума снизил, но всё ещё находился на взводе. – В магазин надо идти.
Собственно, бывший капитан уже собирался обрадовать Куросаки отличной новостью, но тут Хиёри совершенно неожиданно заявила, что пойдет за покупками вместе с Кенеем. Он даже пару секунд просто смотрел на Саругаки, не каждый день приходится слышать подобное. Потом почесал затылок.
- Ладно. Пошли.
Мугурума быстро проверил карман – кошелек был на месте, и, не теряя более времени, двинулся к выходу из ангара. Злость всё ещё кипела, поэтому Кенсей не обратил внимания, где там застряла Хиёри и идет ли она за ним вообще. Только дал знак Хаччи, чтобы тот открыл барьер и выпустил их. И снова за спиной раздался голос бывшего лейтенанта.
- А ты что копаешься? Давай быстрей.
Вайзард вышел на улицу и сразу взял курс на магазин. Конечно, можно было дойти до ближайшего мини-маркета, но Кенсею хотелось сейчас закупить всё необходимое и забыть про эти походы на некоторое время.
- Так, - обратился к Хиёри Мугурума, когда ещё немного успокоился. – Есть идеи, что сегодня будем есть?
Своеобразный бонус: раз пошла вместе в магазин, то можешь придумать блюда.

+1


Вы здесь » Bleach. Changing History, Unchanging Heart » Storyline » Неизвестная опасность изматывает сильнее, чем самая жаркая битва.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC