Вверх страницы
Вниз страницы

Bleach. Changing History, Unchanging Heart

Объявление

Добро пожаловать на ролевую по манге Bleach. Наша игра стартует с того момента, как Ичиго и друзья вернулись из Сообщества Душ, а Айзен только начинал планировать свое вторжение. Воспользовавшись этой ситуацией, Ванденрейх, наблюдающий за развитием событий из тени, наконец решился сделать первый шаг. Тип игры - эпизодическая, рейтинг R.

СОСТАВ АДМИНИСТРАЦИИ

Наука – полководец, и практика – его солдаты - Иноуэ Орихиме

Когда все рушится, надо кого-то немедленно припереть к стене - Жизель Жевель

Иногда стоит сделать странный выбор, чтобы понять, насколько ты прав. - Улькиорра Шиффер

Сказать то, что думаешь, порою величайшая глупость, а порой — величайшее искусство - Тиа Халлибел

Расследование — это цепь подозрений, которые требуют проверки - Курогане Юкио

Правосудие следует рассматривать как воздание каждому своего. - Айзен Соуске

Нет ни искусства без упражнения, ни упражнения без искусства - Хирако Шинджи

Неизвестная опасность изматывает сильнее, чем самая жаркая битва - Саругаки Хиори

Убегая сломя голову, не смотря под ноги, есть риск вляпаться похуже - Абарай Ренджи

Нельзя спасти того, кто не хочет быть спасён - Куросаки Ичиго

Необходимости приходится подчиняться - Тиа Халлибел

Как трудно молчать, когда тебя не спрашивают - Гремми Тумо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. Changing History, Unchanging Heart » Storyline » Наука – полководец, и практика – его солдаты


Наука – полководец, и практика – его солдаты

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Место действия: Генсей. Город Каракура.
Участники: Ишида Урюу, Иноуэ Орихиме и Заэль Аполло Гранц
Предыстория: Внезапное вторжение квинси сильно сдвинуло планы правителя Уэко Мундо. Решив, что к новой угрозе следует подготовиться как следует, Айзен отправляет Заэль Аполло в мир живых, с целью найти Ишиду Урюу, до недавнего времени считавшегося последним квинси. Заэль должен найти подсказки в способностях Ишиды и разработать способы борьбы с новым врагом, а заодно узнать, что ему известно. Разумеется никто не запрещает ученому исследовать других обитателей города Каракуры. К счастью, цель ученого уже сама пришла к нему в руки.
После событий в Сообществе Душ, Орихиме не может заставить себя перестать беспокоится за Ишиду. И хотя Куросаки советовал ей оставить его в покое, добродушная девушка все же наконец решается поговорить с квинси. Не уверенная толком, что она хочет донести и движимая лишь беспокойством за друга, Иноуэ догоняет Ишиду после школы. Однако начавшуюся беседу прерывает внезапный всплеск духовной энергии. Поспешив на место происшествия, они обнаруживают там розоволосого человека, с маской пустого, который явно настроен не дружелюбно.

+1

2

«Снимешь перчатку - мгновенно обретешь огромную силу, но после потеряешь способности квинси»
- Ишида-кун, ты в порядке? Уже не первый день сидишь даже после того, как все уйдут. Нам пора закрывать школу.
- А, да... извините. Я уже ухожу.
Куратор клуба рукоделия повторила слова о том. что не стоит задерживаться и ушла в сторону учительской, оставив задумчивого парня в одиночестве. Ишида Урюу. Из-за приключений в Сообществе Душ ему пришлось пропустить специальную тренировку их клуба запланированную на каникулах, поэтому педантичный юноша предпочел отрабатывать пропуск засиживаясь в клубной комнате до позднего вечера.  Говорят, вице-президент очень волновался по этому поводу, так что, Урюу оставалось только доказать, что несмотря на пропуск тренировочного лагеря, он все еще остается достойным звания президента клуба кройки и шитья.  В любом случае, ему некуда было торопиться. Квинси собрал все использованные инструменты в швейный набор, аккуратно уложил его в сумку и направился к выходу из школы.

«Надо же, уже стемнело»

Последнее время, парень предпочитал проводить в школе дополнительное время, однако, никогда не возвращался домой настолько поздно. Пожалуй, во всем были виноваты мысли от которых он пытался старательно сбежать. Увы, сегодня они его все-таки настигли. Дело было в пустом, которого юноша почувствовал во время уроков? Куросаки, Садо-кун и Иноуэ-сан сразу же помчались к замаячившей духовной силе. Один Ишида остался сидеть за партой, прекрасно понимая, что теперь ему там нечего делать. Отсидев все уроки, Урюу отправился в клубную комнату, где и провел остаток дня стараясь сосредоточиться на вышивании.

Все верно - ему теперь нет нужды беспокоиться о пустых. Это заботы Куросаки. Если что, были люди способные ему помочь. Усмехнувшись собственным словам, сказанным этому недоумку как только они вернулись из Сообщества Душ, Урюу направился к воротам школы. Да уж. Квинси и шинигами враги. Просто дело было в том... что он теперь был неполноценным квинси.
Так или иначе, его мысли возвращались к той ночи.

«Снимешь перчатку - мгновенно обретешь огромную силу, но после потеряешь способности квинси»

Сражаясь с Куротсучи Маюри; желая отомстить за дедушку и учителя; стремясь положить конец поступкам, которым нет прощения, Урюу все-таки снял перчатку Санрей. Получив неограниченную (особенно в Сообществе Душ, где все состояло из духовных частиц) силу, он смог сравниваться и победить капитана. Сокен не соврал. Однако, это так же и значило то, что его слова о потере сил тоже были правдой. Теперь он не мог собирать рейши и превращать их в оружие. Какая-то часть его способностей еще существовала, но она годилась разве что для того, чтобы защитить себя. В конце концов, как только он израсходует всю духовную силу собранную в Сообществе Душ, он снова станет беспомощным.

Возможно, тогда он поступил глупо. Однако, даже сейчас Урюу не жалел - этого человека, щинигами, будет вам угодно, нужно было остановить. Квинси старался не думать о том, что Куротсучи Маюри захочет продолжить свои дьявольские исследования сразу как только восстановится.

«Какая огромная духовная сила...»

Стоило Ишиде выйти за ворота школы, как он почувствовал несколько всплесков духовной силы. Не узнать среди них реяцу Куросаки даже с ограниченными силами было невозможно - этот болван так и не научился контролировать ее. Тем не менее, остальные были незнакомы квинси. И несли в себе настолько злобный оттенок, что парень не сомневался - в городе появились враги. Враги, силе которых никто в Каракуре не мог ничего противопоставить. Пальцы непроизвольно сжались в два кулака - Урюу хотел отправиться туда. Помочь защитить родной город, однако, прекрасно понимал, что будет только мешаться. Если бы у него была сила квинси. Президент клуба рукоделия нахмурился не в силах принять решение. Все его нутро говорило, что он должен находиться там, на передовой, и в то же время разум твердил, что это будет самоубийством.

Перед глазами не к месту появилось строгое лицо отца. Как он там говорил? Способностями квинси не заработаешь.
«Я никогда не стану таким как ты, Рюукен»

Урюу сделал несколько быстрых шагов по направлению к мелькавшим очагам духовной силы, как вдруг остановился. Сыграло ли то, что парень остался практически без способностей квинси или дело было в том, что появившиеся реяцу буквально заслоняли за собой остальную духовную силу. А может быть, все потому что в Сообществе Душ Урюу настолько привык чувствовать духовную силу Иноуэ Орихиме поблизости, что сейчас не придал этому значения.

- Иноуэ-сан? Что ты здесь делаешь? - действительно, духовная сила его одноклассницы все это время находилась рядом с ним. Как он мог это пропустить? Урюу мог представить реакцию Орихиме на произошедшее. Она, как и он, наверняка должна была заметить мощнейшее давление реяцу. И, конечно же, она не захочет остаться в стороне. Тем более, когда знакомая сила рыжего недоумка оказалась, чуть ли не в самом эпицентре этого вихря, - Хотя не важно. Иноуэ-сан, тебе лучше уйти домой...

«Что это?!»
Чувство разрываемого пространства. Похожее Ишида чувствовал всего один раз - когда они с Куросаки противостояли огромному пустому. В этот раз, парень чувствовал разрыв совсем близко. Напряженно сжав извлеченные из потайного кармана серебряные капсулы Урюу произнес:

- Иноуэ-сан, вернись в школу.

+6

3

http://l-userpic.livejournal.com/83225768/6030859

После возвращения из Общества Душ все должно было вернуться на круги своя, однако этого не произошло. Каждый день в своих снах Иноуэ видела те самые дни, полные опасностей и приключений, теперь жизнь каждого из них уже просто не могла стать прежней. Новое постепенно вытесняло старое, переполняло сосуды души и изливалось наружу, затапливая с головой. Радовало, что они смогли восстановить справедливость и вернуть равновесие в мир шинигами, но не отпускало чувство того, что все это еще не было закончено. Точнее, было очевидно, что это еще не конец, ведь не зря каждый из них встал обеими ногами на новый путь. Там, за гранью реальности этого мира, всем им было суждено измениться: каждый из них стал сильнее и в чем-то даже умнее; это был незабываемый жизненный опыт, научивший их прежде всего доверять друг другу, защищать ценой собственной жизни. Однако если дни, проведенные в Обществе Душ сблизили Садо, Куросаки-куна и Орихиме, то прошлое неизбежно отдалило от них Исиду. Это безумно беспокоило Орихиме, ведь за их путешествие девушка привыкла, что такой молчаливый и серьезный Исида всегда рядом, что он обязательно придет на помощь и сделает все, чтобы никто не пострадал. Урюу единственный, кто вернулся домой совсем иным. В Обществе Душ в своей последней битве он напрочь лишился всех сил квинси, которыми так гордился и уважал. Орихиме знала, что он защищал честь своего дедушки, но видела, что даже осознание этого не дает покоя ее однокласснику. А так хотелось протянуть ему руку и вместе преодолеть то, что настигло его. Это казалось несправедливым! Почему такой хороший и отважный Исида должен страдать в одиночестве?

"Надо встретиться с Исидой-куном и обязательно обо всем с ним поговорить, нельзя оставить его одного сейчас".

Петляя по школьным коридорам, Иноуэ почувствовала знакомую реацу друга. От былой силы, которой квинси обладал в Обществе Душ, уже практически ничего не осталось прежнего, но в целом это была та же самая энергия, но уже более слабая.
"Значит, Исида-кун сегодня остался после уроков на заседании кружка рукоделия".
Ускорив шаг, Орихиме уже вышла из школы, когда наконец-то заметила впереди Исиду. Честно говоря, она очень боялась подойти к нему ближе и произнести те самые слова, которые роем мыслей так давно кружились у нее в голове, грызла себя за нерешительность, однако пересилить себя и окликнуть юношу не могла. Так и плелась где-то позади, опасаясь быть отвергнутой и лишней.

Тем временем, в Каракуре все сильнее чувствовалась чужая духовная сила. Страх липкими пальцами сжимал сердце, подступал ближе к горлу и вставал в нем плотным комом. Через минуту девушка ощутила сильную духовную энергию, такую до боли знакомую и поистине невероятную.
«Куросаки-кун! Только бы с тобой все было хорошо!»
Хотелось броситься на помощь рыжему временному шинигами, но теперь Орихиме никак не могла оставить в одиночестве Исиду, который практически беззащитный шел где-то впереди нее. И отступить она не могла, хотя и оставалась совсем безоружной после ранения своего Тцубаки. Но бросить друга в беде? Об этом не может быть и речи! Набрав в легкие побольше воздуха, Иноуэ быстро-быстро побежала вперед, нагоняя Урюу.
- Исида-кун, я хотела…

Внезапно какой-то страшный звук пронзил тишину вечернего города. За спиной нечто нещадно разрывало пространство теперь уже не оставляя никаких попыток для отступления. Теперь уж точно некуда бежать!
- Я никуда не уйду, Исида-кун, мы же с тобой друзья даже несмотря на то, что случилось, да и как я могу тебя оставить теперь одного, когда тебе грозит опасность, ведь ты остался почти совсем без своих сил!.. ой.
С ее стороны было нетактичным напоминать другу о произошедшем, но как замолчать и оставить его в такой ситуации? Пусть лучше он на нее обидится и будет ненавидеть ее до конца своих дней, чем все дальше и дальше будет от них отстраняться! Она не позволит какому-то негодяю навредить Исиде.

+1

4

Прискорбно констатировать, но работа учёного – это не только эксперименты, бесконечные расчёты и наблюдения за опытными образцами в попытках найти хоть какой-то обрывок полезной информации. Порой для получения нужных данных приходится выходить за пределы привычного образа жизни и искать недостающую переменную где-то очень далеко от привычных помещений лаборатории. Да и сам исследуемые объект, бывает, приходится добывать собственными руками, выполняя всё вязанную с этим грязную работу. Примерно так рассуждал Гранц, обдумывая некоторое время назад непривычную для себя задачу отправиться в мир людей и найти одну из достопримечательностей Каракуры – квинси, совсем недавно считавшегося последним среди себе подобных.
До недавнего времени никакой связной информации о квинси Заэлю толком не попадалось, хотя сам факт существования людей, способных пользоваться духовной силой наравне с пустыми, шинигами и промежуточными формами, периодически мелькал в литературе или обрывках разговоров с Айзном. Точно было известно только то, что по каким-то причинам они сильно враждовали с шинигами и практически все были уничтожены в давнем и весьма кровопролитном военном конфликте. Было логично предположить, что однажды они соберут остатки своего клана, чтобы отомстить шинигами, и Гранц не мог винить их за подобные намерения.

И вот теперь квинси заявили о себе во всеуслышание, высадившись в Уэко Мундо, и причина, почему они решили обосноваться на относительно нейтральной территории, не особенно поддавалась объяснению. По крайней мере, составить полную и исчерпывающую картину происходящего, где можно было бы проследить связи между враждой шинигами и квинси, появлению последних в мире пустых и даже столкновением незваных гостей с Эспадой, учёный пока найти не мог. Собирая эти скудные данные в единое целое, он снова мысленно посетовал на привычку самопровозглашённого правителя Лас Ночес никогда и ничего не говорить напрямую, ограничиваясь туманными намёками и общими фразами о каком-то общем благе для тех, кого он позволял себе называть братьями и сёстрами.
Впрочем, Ганцу не позволили долго предаваться этим размышлениям: словно отвечая и на невысказанные мысли, и предоставляя ему возможность исследовать вопрос о квинси до конца, Айзен с своей привычной торжественностью поручил учёному довольно необычное для того задание наведаться в мир людей.

Лояльность Гранца никогда не была однозначной. Он пошёл за шинигами по той причине, что мог получить возможность посвятить себя науке и относительную безопасность. Относительную, поскольку новое начальство крайне последовательно создавал ситуацию неопределённости, и за схожие действия можно было как стать объектом порицания, так и просто услышать пару удивлённых вопросов. По возможности Заэль старался не сталкиваться с большей частью Эспады и прочих пронумерованных арранкаров, сохраняя свой неизменный заинтересованно-насмешливый вид на общих собраниях и наблюдая за промахами других. Чужие ошибки и неудачи тоже были для него своеобразным материалом для исследования – по ним Грац пробовал понять, в какую же на самом деле игру и по каким правилам предпочитают играть покинувшие Сообщество душ шинигами.

Раньше сама идея отправиться в мир людей могла бы показаться Заэлю неудачной шуткой – выйти из привычных условий, где необходимое всегда под рукой, а услужливая фракция выполнит любое поручение, было затеей довольно сомнительной. В своих владениях он знал всё, имея возможность если не контролировать события, то хотя бы влиять на их ход, направляя в нужное русло. Мир живых был совершенно новой территорией, законы которой хоть и были интересны учёному в силу его рода занятий, не могли не наводить его на мысль о чрезмерном риске подобной вылазки. Там не было возможностей расставить ловушки, не оказавшись при этом замеченным, а количество шинигами явно было выше статистической нормы, да и сами шинигами относились, как правило, к командному составу Готея-13.

Сейчас же необходимость выйти за пределы лаборатории и прервать своё научное затворничество была если не логичной, то хотя бы не противоречила общему контексту происходящего. Недолго подумав, Гранц пришёл к выводу, что успех такой миссии может быть важен сразу по нескольким причинам. Во-первых, он получил бы новый объект для исследований, что само по себе было приятно, и учёный даже не пытался скрывать связанное с этим любопытство и нетерпение. Во-вторых, исследование квинси означало способ понять, как они функционируют и, соответственно, продумать варианты противостояния им; это позволило бы не повторить судьбу Старрка и, тем более, Зоммари. Наконец, возможность как будто между делом напомнить о своих возможностях Айзену тоже могла оказаться полезной с учётом внутренней политики Лас Ночес. Так что теперь, перед отправлением в мир людей Заэль почти радостно потирал руки и обдумывал свои действия. Хотя задача перед ним стояла нетривиальная, учёный как никогда был уверен в своей гениальности и даже мысленно представлял триумфальное возвращение с новым подопытным.

По этим не совсем прозаическим причинам Гранц и стоял теперь в гордом одиночестве на пороге гарганты, намереваясь отправиться в мир людей. Несколькими минутами ранее он смог вычислить примерное местонахождение искомого квинси, погрешность измерений была незначительной, и стоило поторопиться, чтобы не оказаться обнаруженным раньше времени. Он знал, что некоторые арранкары были отправлены на поиски Лилинетт, и даже немного сочувствовал ей и досадовал, что не воспользовался ситуацией. Знай он заранее о побеге девочки, наверняка нашёл бы способ незаметно снабдить её какими-нибудь микроскопическими датчиками, чтобы получить больше информации о мире людей или шинигами, с которыми ей наверняка придётся столкнуться. Впрочем, Заэля определённо радовало, что некоторые из Эспады ушли раньше и, если он всё правильно рассчитал, должны были перехватить более сильных противников. Так что основной задаче учёного – захвату нового исследовательского объекта под названием «квинси» – ничего не должно было помешать.

Переступив порог гарганты и оказавшись в мире людей, Гранц огляделся и прислушался, отыскивая то, ради чего он прибыл сюда. Непримечательная улица и такие же непримечательные строения вокруг не особенно его заинтересовали, в отличие от сразу двух источников духовной силы, что находились поблизости. Они были слабыми и, казалось, их обладатели недавно пострадали и лишились части своих сил, и это сближение выглядело так, словно они пытаются помогать друг другу, игнорируя неспособность защититься. При обычных обстоятельствах учёный бы проигнорировал такую тривиальную находку, но один из источников определённо принадлежал тому, ради кого ему приходилось теперь находиться в мире людей. Имея дело с такими слабыми противниками, Заэль мог позволить им заметить себя, а потому не стал останавливаться: даже занимая восьмое место в Эспаде, он рассчитывал с лёгкостью справиться с обоими, что бы они ни предприняли в ответ, и при этом сохранить лицо и не запачкать руки.
Выйдя из-за угла, Гранц и обнаружил тех, кто привлёк его внимание, и позволил им увидеть себя воочию. Оба человека – одетые в странную человеческую форму квинси и его рыжеволосая спутница – казались потерянными и явно не понимали, кто позволил себе прервать их разговор.
– Кажется, я не совсем вовремя. Прошу извинить мою бестактность. Поверьте, при иных обстоятельствах я не стал бы вмешиваться в вашу беседу. Но мне кое-что нужно от одного из вас, – Гранц неторопливо кивнул с привычной снисходительной усмешкой, и, переведя взгляд на того, кто, согласно данным, носил имя Ишида Урюу, добавил: – Квинси, ты пойдёшь со мной. И чем меньше ты будешь сопротивляться, тем лучше.

+6

5

Наверное, он должен был предвидеть это. Ему в любом случае не удалось бы скрыть потерю сил квинси от друзей, и уж тем более, от Иноуэ-сан, которая провела с ним немало времени в Сообществе Душ. Было глупо надеяться, что она ничего не заметит. И уж тем более, было наивно предполагать, что она решит оставит друга наедине со своей проблемой. В этом была сама суть Иноуэ Орихиме. Она всегда беспокоилась даже за противников. Пожалуй, если бы она осталась и увидела сражение  Ишиды и Куротсучи Маюри, то наверняка бы попыталась остановить последнего квинси от добивания врага. Если бы, он все-таки собрался. В любом случае, Урюу не мог не восхищаться этой стороной характера одноклассницы, хотя, Рюукен наверное высеял бы сына за подобное отношение. Пожалуй, холодный прагматичный скептик вроде него никогда бы не смог понять подобных чувств. Человек, способный разрезать тело собственной жены, точно не смог бы. Может быть, именно поэтому, копаясь в себе и находя подобные светлые проявления, Ишида цеплялся за них всей душой.

- Значит, ты знала, - парень выдохнул. Сейчас он не мог ничего поделать. Делать вид, что ничего не случилось, было лучшим выходом, и Урюу хотел продолжать это представление каждый день, однако, раз Иноуэ-сан все и так поняла, то теперь вряд ли примет подобное поведение. Оставалось надеяться, что добродушная девушка не успел проговориться Куросаки. Последнее, чего бы хотелось президенту клуба кройки и шитья - это беспокойство со стороны этого рыжего придурка. Будет еще хуже, если этот тип посчитает себя виноватым или начнет жалеть Ишиду. Нет уж, лучше сразу съесть свои очки. тщательно прожевав стекла при этом. Квинси хотел бы что-то сказать однокласснице, но разрыв пространства, который он чувствовал несколькими мгновениями назад, принес  с собой огромные проблемы. Урюу ожидал, что за этим треском не последует ничего хорошего - именно поэтому просил Орихиме вернуться в школу, однако, кажется, парень слишком недооценил возможные неприятности.

«Момент упущен»

Урюу нахмурился, машинально прикрывая одноклассницу собой. Фигура решившая прервать их разговор выглядело не слишком впечатляющей. Странный, даже противоестественный цвет волос (хотя, парень явно видел такой же цвет у Кусаджиши Ячиру, шинигами, которая помогала им в Сообществе Душ), худощавое телосложение, очки, белая одежда. Неприятно было это признавать, но наверняка кто-то вроде Куросаки наверняка бы отметил, что Урюу вместе с этим... существом чем-то схожи. И вряд ли Урюу получилось бы его разубедить. Увы, но одежда и стиль гостя последнее, на что стоило обращать внимание. Все перекрывала духовная сила. Возможно, она не могла сравниться с кем-то вроде Зараки Кенпачи, однако, в данной ситуации Ишида прекрасно понимал, что не сможет справиться с кем-то имеющим столько силы. Ухудшало ситуацию еще то, что рядом с ним была Иноуэ-сан. На этот по близости не было никого, кому можно было поручить хватать девушку и спасаться. Учитывая, что она проигнорировала его предыдущую просьбу, вряд ли можно было рассчитывать на то, что увидев противника, она послушает.

Выхода не было - нужно было придумать, как сбежать. По крайней мере, несмотря на слова появившегося мужчины, никуда с ним Урюу не собирался. С другой стороны, из этого можно было сделать вывод, что данный субъект пришел именно за Ишидой. Орихиме была ему не нужна. Каковы были шансы того, что если квинси попытается сбежать, мужчина бросится в погоню? Судя по всему, не слишком высокие. Этот... пустой? Судя по его зловещей духовной силе, он относился к какой-то разновидности пустых. Сейчас это было не слишком важно, куда важнее, что этот пустой не было похож на человека, способного на такой глупый поступок. Скорее всего, он предпочтет схватить Иноуэ-сан и угрожать ее жизни, пока Урюу сам не явится обратно. Похоже, выбора не было - сейчас он мог только тянуть время, выждать момент и атаковать. Надеясь, что серебряные капсулы смогут отвлечь прибывшего по его душу пустого хотя бы на несколько секунд, которые они с Орихиме используют, чтобы сбежать.

- Перед какой-либо просьбой для начала следует представиться, - уверенно начал Урюу, стараясь скрыть все напряжение и все мысли, проносившиеся в его голове, - судя по всему, вы знаете кто я. Ишида Урюу, квинси. Теперь назовитесь, - голос парня звучал надменно, расточая на противника холодное равнодушие. Пожалуй, сейчас его тон, как никогда походил на манеру разговора отца. В чем, Урюу, конечно же, никогда не признается - ни себе, ни другим, - впрочем, на все ваши слова я могу ответить сейчас. Я отказываюсь, - в этот же момент в стоящего арранкара полетело несколько серебряных капсул, которые квинси сжимал меж пальцами, - почувствуй гнев природы и испей чашу до дна! - парень машинально скрестил руки в форме креста и прокричал:

- Хайзен!

В районе левого плеча противника появился прямоугольный барьер из духовных частиц, который должен был отсечь руку врага от плеча. Сам же квинси не стал терять времени и не дожидаясь результата своей атаки резко развернулся и схватил Орихиме за руку.

- Иноуэ-сан, бежим!

+5

6

http://s3.uploads.ru/t/ka26v.jpg

В ответ на обреченный вздох Ишиды Орихиме только едва заметно и как можно мягче улыбнулась, чтобы ненароком не задеть юношу. Что ни говори, но в любом возрасте мальчишки на удивление одинаковы: щеголяя с подбитым глазом, они будут с самым суровым выражением на лице утверждать, что подрались с дверью. Сравнение, конечно, выходило далеко не лучшее, однако и сути проблемы это не меняло. Химе, имевшая обширный опыт распознавания таких «мелочей» на примере брата, а заодно и тесного общения с президентом клуба шитья во время вылазки в Общество Душ, без особого труда сложила пазлы в нехитрую картину.

Иноуэ видела, насколько неприятно Ишиде развивать эту тему. Иногда ее саму настигало странное чувство, связанное с искренней боязнью потерять новые силы и вновь превратиться в милую, добрую, всеми любимую, но совершенно бесполезную Химе, которая ничем не смогла бы помочь своим друзьям в борьбе с тем, что обычный человек часто не в состоянии даже увидеть.

«А ведь Ишида-кун владел этой силой с самого детства…»

Не нужно было иметь глубокие познания в человеческой психологии, чтобы представлять, насколько сильным оказался полученный юношей удар.

Иноуэ прекрасно отдавала себе отчет в том, что при всем желании не сумеет унять чужую боль одними лишь словами. Возможно, будь у нее сейчас готовый способ реально помочь, это значительно упростило бы дело… Чего ей стоило, к примеру, посоветоваться с господином Урахарой по поводу того, как можно использовать ее силы, чтобы помочь одному молодому и гордому квинси? Шляпник, конечно, был личностью неординарной, но за все время знакомства никак не навредил своим юным посетителям. У Химе он, пожалуй, вызывал ассоциации с загадочным старым волшебником, сидящим где-нибудь в лесной хижине или старой башне, направляя оттуда героев туманными и мудрыми изречениями…

Но тянуть дольше, чем есть, было рискованно. Иноуэ понимала, что раз проблему Ишиды заметила она, то и остальные со временем смогут связать некоторые факты. Садо-кун хоть и молчалив, но по-своему проницателен. А Куросаки-кун… он ценит своих товарищей. Возможно, больше, чем себя. Но это не помешает ему заговорить с Урюу на повышенных тонах и устроить дружескую драку в профилактических целях. Пожалуй, не совсем то, что могло бы хорошо помочь юноше-квинси.

Так что, будет лучше… нет, будет правильно, если этим деликатным делом она пока займется сама. Для этого ведь и нужны друзья?

Но разговору так и не суждено было состояться. Причина этого, источая могильный холод, замерла напротив, оставив за спиной искалеченный пласт реальности, который на глазах у Химе медленно затягивался. Спустя несколько мгновений рана и вовсе исчезла, но девушка задним чутьем ощущала, что по-настоящему от этого разрыва мир избавится нескоро и на его многострадальном тебе появится очередной отдающий мертвечиной шрам.

Аура пустого врезалась в ее сознание вместе с, казалось бы, прочно забытым страхом. Тревога и смятение, исходившие от существа в белом (назвать его человеком Иноуэ не могла при всем желании), до боли напоминали последнюю встречу с братом, обратившегося в одно из кошмарных и вечно голодных чудовищ. Но нынешние ощущения при этом были усилены едва ли не десятикратно.

Ни один шинигами не внушал Химе такого страха. Даже те пустые, с которыми ей приходилось сталкиваться после обретения новых сил, не внушали и малой доли эмоций, испытываемых рыжеволосой при одном лишь взгляде на облаченного в белоснежные одежды мужчину.

И словно какой-то подсознательный рефлекс заставлял ее всякий раз вздрагивать и опускать взгляд, когда она почти набиралась смелости взглянуть страху в глаза.

Впереди уже вырос силуэт Ишиды, что-то отвечающего пустому. Той части Иноуэ, которая еще могла более-менее спокойно мыслить, это показалось ужасно неправильным: она должна сейчас защищать Урюу, а не наоборот! Это у него после визита в Сейретей не осталось сил, чтобы противостоять такому противнику…

«А что с ним могу сделать я?»

Простой вопрос выбил из ее головы все остальные мысли. Несмотря на все тренировки, Орихиме оставалась крайне посредственным бойцом, избежавшим всех опасностей благодаря везению или куда более сильным спутникам. Ее боевого духа едва хватало на то, чтобы удерживать барьер против чужих атак, не говоря о том, чтобы бить в ответ.

«Щит его не остановит… и Цубаки…»

Иноуэ в очередной раз оказалась катастрофически близко к опасности. Однако на сей раз рядом не было уверенного в своих силах квинси, хладнокровно стреляющего из лука почти в упор. Сейчас это был решительный, серьезный, но едва ли более сильный, чем сама девушка, Ишида-кун…

И небольшая вера в чудо.

Впрочем, как оказалось, списывать спутника Химе со счетов было очень рано. Даже без большей части своих способностей тот сумел, в отличие от нее, предпринять хоть что-то. Этим «что-то» оказались странные капсулы, видимо, служившие квинси чем-то вроде вспомогательного оружия…

Встрепенувшись от крика и того, что ее весьма шустро развернули и потянули за собой, девушка почти без заминки последовала примеру товарища. Пока существовал даже мизерный шанс убежать, не стоило играть в героев и спорить о том, кто кого обязан спасать.

И как же все-таки хорошо, что сегодняшним утром она выбрал обувь без высокого каблука!

+4

7

Гранц давно предпочитал думать, что его образ жизни всегда был связан с наукой, словно не было ни захватнических планов Айзена или квинси, ни собственного прошлого в облике пустого. Заэль мог бы без особых душевных терзаний отказаться от места в Эспаде, но настолько слился с ролью учёного, что одна лишь мысль остаться без возможности изучать что-то новое была для него сродни катастрофе. Исследования были всем – и отдыхом, и работой, его единственной страстью, почти синонимом самой жизни.

Вот и сейчас, столкнувшись всего с двумя человеческими экземплярами, наделёнными духовной силой, Гранц рассматривал их, в первую очередь, как объекты для скорой исследовательской работы, желая понять несколько вещей.
В первую очередь, Октаву интересовало возникновение квинси как вида, их возможности и способы противодействия. Если с шинигами и пустыми всё было несложно – обладая духовной силой, и те, и другие могли использовать её в своих целях, – то природа возможностей квинси была иной. Они были людьми, соответственно, могли пользоваться лишь духовной силой, взятой извне. Несложно предположить, что они могли искать способы не только использовать эту энергию в бою, но и накапливать, создавая артефакты. Вполне возможно, они начинали с каких-то простых способов защиты от пустых, доступных и ослабленным особям вроде той, с которой учёному сейчас приходилось иметь дело. Второй вопрос, выяснить ответ на который было необходимо как можно скорее, сводился к тому, поддерживает ли Ишида связь с прочими квинси и что ему известно о высадке в Уэко Мундо. Гранц не отказался бы и больше узнать о планах этих людей на обозримое будущее, и понять, стоит ли ждать непрошенных гостей, готовых не только оборвать разговор, но и напасть в самый неподходящий момент.

По этим двум причинам Заэль всё ещё не до конца верил своей удаче и был настороже. И не зря: вместо того, чтобы безропотно согласиться на предложение учёного, Ишида не только ответил отказом, но и перешёл к нападению. Словно это могло что-то изменить, квинси позволил себе запустить в не собирающегося сражаться собеседника какие-то мелкие предметы, явно содержащие духовную силу, и, произнеся слова заклинания, приступил к бегству, заодно увлекая за собой девушку, до сих пор не проронившую ни слова.

Октава инстинктивно воспользовался сонидо и отскочил от внезапной атаки, чувствуя лёгкое раздражение – его редко кто решался оборвать на полуслове. Оказавшись в безопасности, он всё же посмотрел туда, где буквально секунду назад находился сам. Вспышка духовной силы, способная задеть мелкого пустого, всё ещё ощущалась в воздухе, а по земле со звоном разлетелись небольшие предметы цилиндрической формы. Учёный не побрезговал поднять один из использованных артефактов и рассмотрел его. Судя по всему, капсула с изображением пятиконечного креста была всего лишь временным контейнером для духовной силы и теперь не представляла никакой ценности. Это только подстегнуло интерес к новому объекту для работы, и Гранц перевёл взгляд на убегающих людей. Во время бегства сложно было не заметить, что квинси явно был обеспокоен спасением бывшей с ним девушки. Подобный не особенно примечательный факт мог означать многое – и потенциальную ценность её как боевой единицы, и обыкновенную человеческую привязанность. В любом случае, Заэль решил воспользоваться этим обстоятельством, если будет необходимо. Учёный прикинул траекторию, по которой удалялся квинси со своей спутницей, сделал ещё несколько шагов сонидо, чтобы оказаться на пути беглецов – достаточно близко, чтобы быть замеченным и продемонстрировать собственную невредимость, но не настолько рядом, чтобы они столкнулись, и снова заговорил:

– Прости мою настойчивость, но мы не закончили разговор. Позволь напомнить, что сбегать от собеседника – это верх невоспитанности, квинси, – тон учёного больше подходил для человека, принимающего извинения, а не произносящего их, и на несколько секунд он даже смог обойтись без усмешки, словно подтверждая важность сказанного. – Но в одном ты прав, мне стоит представиться, и, надеюсь, ты запомнишь моё имя надолго. Заэль Аполло Гранц, Октава Эспада, единственный учёный во всём Уэко Мундо.

Намеренно оставив паузу в разговоре, он позволил своим вынужденным собеседникам осознать, с кем те имеют дело, а заодно понять разницу между ним, Гранцем, и их собственными силами. Одновременно с этим Заэль немного вытянул вперёд руку, в которой держал оставшийся от несостоявшейся атаки артефакт, намеренно демонстрируя свою находку собеседникам, а заодно и сам равнодушно окинул взглядом бесполезный теперь предмет, использованный в атаке на него:
– Неужели ты серьёзно думал, что можешь избавиться от меня таким примитивным способом? – Он небрежно отбросил в сторону сыгравшую в этом представлении роль капсулу, где не осталось и следа духовной силы. Ощущение собственного превосходства в сравнении с этими людьми на пару мгновений затмило даже интерес учёного к изучению двух новых объектов. Самое время было переходить к исследованию второго интересовавшего его вопроса – связи данногоо квинси с себе подобными.

Провокация всегда давала возможность узнать, что на уме у собеседника, и Заэль не отказывал себе в удовольствии пользоваться этим знанием, каждый раз с любопытством наблюдая, какие глупости совершают те, у кого была выбита почва из-под ног слишком прямым замечанием. Вряд ли квинси, да ещё и в заведомо проигрышной ситуации, оказался бы исключением. Так что Гранц, собрав все имеющиеся данные, продолжил говорить:
– И ты на редкость грубо обращаешься с женщиной, – учёный перевёл подчёркнуто сочувствующий взгляд на спутницу Ишиды. – Право, у всех квинси явные проблемы с манерами, – он разочарованно покачал головой и добавил, снова обращаясь к тому, ради кого был вынужден появиться в мире людей: – Если ты больше ни на что не способен, я совсем не удивлён, что прочие представители этого вида не желают иметь с тобой ничего общего. Я бы на их месте поступил так же.

Отредактировано Szayel Apollo Grantz (2016-11-18 12:03:09)

+4

8

Несколько секунд. Если это существо отстанет от них на десяток метров, у школьников будет шанс выбежать в город и скрыться от неизвестного в бесчисленных переулках или на многолюдных улицах. Однако, парень был слишком наивен. Квинси использовали хиренкьяку, шинигами владели шумпо. Значит, и у других видов могла быть схожая по действию техника. Наверняка, знай Урюу кто такие арранкары, он бы предположил такую возможность. Однако, сейчас появившийся мужчина был для юноши просто существом родственным пустым. Именно поэтому, когда как только преследователь показался перед беглецами, Ишида наконец не смог скрыть своего удивления. Парень остановился перед эволюционировавшим пустым. Похоже, бежать было бесполезно.

«Нужно было разделиться»

Гость сразу сказал, что его целью является Урюу, возможно, если бы они побежали в разные стороны, Иноуэ смогла бы сбежать. Юноша проклял себя за свою недальновидность и глупость, ведь было понятно сразу - перед ним не простой противник. Не было никаких шансов его победить. Может быть стоило сдаться? Но насколько можно было доверять существу имеющему отголоски духовной силы пустого?  Никто не может гарантировать то, что этот мужчина не решит съесть душу Орихиме как только Ишида окажется в его руках. На такой риск квинси пойти не мог. Оставалось надеяться на то, что это существо допустит ошибку. Президент клуба кройки и шиться вернулся к первому плану - тянуть время и пытаться найти слабость собеседника. Увы, пока что он видел только как враг высокомерно отмахнулся от его техники и выбросил гинто как ненужную вещь. Пока что у Урюу оставались еще капсулы, но, похоже, против такого противника они были бесполезны.

- Уэко Мундо? Не думал, что пустые способны принимать человеческий облик, - последний квинси все еще старался выглядеть спокойным, однако напряжение чувствовалось во всех его действиях, - в голосе, натянутой усмешке и сильнее сжатой руке на запястье одноклассницы. Парень усиленно размышлял над словами представившегося. Он не имел понятия, что такое Эспада, но ему было знакомо название мира пустых. Значит, последний квинси все-таки не ошибся - напавший мужчина определенно имел связи с пустыми. Разве не туда отправился тот предатель-шинигами? Что еще? Из своих не слишком больших познаний испанского языка, Урюу мог понять, что Заэль Аполло - восьмой клинок. Значит, существуют еще как минимум семь таких же как он. Только данная информация в данный момент ничего не дала. Требовалось действовать по-другому, - и почему Эспада заинтересовалась мной?

Оставалось надеяться, что ученый думает о том, что Ишиде обо всем известно. Кто знает, возможно так удастся узнать что-либо важное. С другой стороны, похоже Заэль все-таки решил обратить внимание на его спутницу. Иноуэ-сан не должна была пострадать. В прошлый раз ему удалось остановить Куротсучи Маюри, который так же называл себя ученым, но сейчас парень не был уверен, что ему хватит сил дать Орихиме время сбежать, если противника заинтересуют ее силы. Однако, в словах Гранца было нечто другое, что привлекло внимание Урюу. Внимательный парень очень трепетно относился к тому, что было связано с его кланом, и конечно же, заявление о существование других представителей его вида (а слова Заэля можно было понимать именно так) не могли не заинтересовать школьника. Хотя, может быть, он имел в виду нечто другое? Например, Рюукена. Значит, эта Эспада была осведомлена об отношениях отца и сына? В любом случае, слова мужчины определенно заинтересовали президента клуба рукоделия. Он просто не мог проигнорировать, если кто-то говорил о его клане.

- Не понимаю о чем ты, - парень, наконец отпустил руку Иноуэ и поправил очки в своей привычной манере. Решение было принято. Он останется здесь, - я последний квинси. Неужели перед тем как отправиться за мной, ты не узнал такую очевидную вещь?

Сражаться было бесполезно. Бежать было бесполезно. Но это касалось только Ишиды Урюу. Орихиме еще могла выбраться из этого положения, если им удастся его отвлечь. В конце концов, все размышления сводились к тому, что Урюу понимал - у него есть возможность только спасти одноклассницу. Он должен воспользоваться ею. Повернув голову и посмотрев на Орихиме, парень произнес.

- Следующей атакой я убью его, Иноуэ-сан. Пожалуйста, беги как только я начну.

Блеф. Однако, с его помощью школьник надеялся выиграть время - остановив следующую технику квинси, этот пустой наверняка сконцентрирует внимание на нем, поэтому Орихиме сможет убежать достаточно далеко. Дальше - больше. Так как Заэль изначально говорил о том, чтобы забрать Урюу, то он не заинтересован в убийстве. Значит, будет время расспросить его о клане. Но это после. Подняв руку с двумя гинто, юноша посмотрел на противника. Разумеется, он знал, что ученый его услышал. Правильно, главное, приковать все внимание к себе. Резко побежав по направление к Заэлю, Ишида снова бросил серебряную капсулу в противника. Гриц. Как только купол накроет арранкара, Урюу использует вторую трубку для атаки с ближней дистанции. Сейчас у него не было лука - нечего было терять.

Последний козырь разыгран. Иноуэ должна была сбежать.

+4

9

Шанс того, что удар квинси сыграет им на руку, был минимальным. Вряд ли такое существо, остановят какие-то капсулы. Но Орихиме надеялась на спасение и то, что они смогут убежать. Ведь её друг потерял силу, которая сейчас так необходима, а Иноуэ была слишком в себе не уверенна и растеряна, чтобы действовать и атаковать врага. Сейчас, их цель - это только спасение, спасение от опасности, которая настигла так внезапно и так не вовремя.
Ученица решилась на то, чтобы обернуться и убедится в том, что враг остался позади, оставив подростков в покое, но все пошло не так, как думала она. Ведь того странного гостя, не было там, где он был несколько секунд назад. Он оказался прямо перед ними. Передвигался он как шинигами, быстро, тихо и почти незаметно. Но его риацу было сильнее, чем у обычного шинигами, оно больше напоминало пустого.  Да и форма и расцветка одежды не соответствовала действительности того, что этот объект шинигами. Подросткам перегородили путь к отступлению и чего теперь? Чего они могут сделать?

Орихиме снова испытывала бессилие и смятение перед врагом. И эти чувства усилились , когда тот показал в своей руке бесполезные капсулы. Они ему даже не навредили, а наоборот зарядили врага азартом. Будто паук, который с лёгкостью сумел заманить своих жертв в свою паутину и перед тем как убить, желает насладиться их сопротивлениями. Демонстрируя своё превосходство, этот арранкар заговорил с квинси. Рыжеволосая просто находилась рядом и покорно слушала.
Во время их диалога, Иноуэ думала на сколько силён враг и каковы их шансы убежать. Но оказалось, все сложнее, чем она думала.

Когда гость представился, то это ещё больше усилило её опасения. Она, как и наверняка Урюу не могла предположить, кто он такой и что такое Эспада. Но, когда учёный назвал своё имя, то стало ясно, что он их просто так не отпустит. Орихиме помнила, что в Сообществе Душ, Ишида уже встречался с одним ученым и поэтому теперь он без оружия, но сейчас..сейчас Урюу был весьма в себе уверен. Его голос перед врагом, даже не дрогнул и в следующих словах читалась уверенность, будто его силы не покидали. Он крепко держал запястье девушки, будто все хорошо и он сможет её защитить. Как у него получается быть таким уверенным и рассудительным с врагом? Ишида всегда был решителен, даже когда шансов выжить уже нет. Он..он такой сильный..а я? Что могу я? Нет в этот раз я не отступлю!

Во время её раздумий, ученик решил все без её ведома. Будто знал, что Иноуэ не сможет его ослушаться и обязательно сделает так, как скажет друг. Когда тот повернутся к ней, квинси попросил её бежать. Бежать, как можно скорее, чтобы с ней ничего не случилось. И правда, как предполагала девушка, её товарищ был решителен и настойчив. Будто он знает, что делать и как победить врага. Врага, который так сильно превосходит их обоих. Орихиме могла бы сбежать, если бы верила в силы Ишиды-куна. Если она точно была уверенна, что после схватки с врагом все будет хорошо и он снова сможет порадовать  друзей своим присутствием. Но только не сейчас. Она не оставит его одного, не в этот раз.

-Но, Ишида-кун, я тебя не оставлю.

Она успела это сказать тогда, когда Урюу уже решил действовать. Он снова воспользовался той атакой, которая произошла первый раз. Но она знала, что это не сработает. Эти серебряные капсулы бесполезны, но возможно это все, что было у школьника. За этими действиями, можно было только наблюдать. В ее глазах  читалось беспокойство, как и что ей делать? Снова, это чувство отчаяния. Но не время сдаваться. В этот раз она не должна оказаться обузой для товарища.
Сжав кулочки, девушка продолжала просто стоять на месте и смотреть, как друг пытается её защитить. Что я могу? У меня нет силы Цубаки, я могу надеется, только на щит, и то он слабый! Но... Но несмотря на то, что Орихиме ничего не могла предпринять, она все равно оставалась на месте. Возможно, она сумеет помочь другу, просто надо дождаться, когда возникнет подходящий момент. Школьница верила, что они справятся с врагом, хоть это вера...постепенно слабела в её душе.

Отредактировано Inoue Orihime (2016-12-06 19:39:33)

+3

10

Гранц с интересом ожидал реакции на свои заявления. Хотя первое нападение квинси не произвело особого впечатления на него, вылазка в мир людей не казалась рутинной обязанностью, с выполнением которой лучше поторопиться. Демонстрация Ишидой пусть и примитивных, но довольно любопытных по структуре техник, присутствие человеческой девушки, также наделённой духовной силой, ощущение собственной неуязвимости – всё происходящее только усиливало любопытство учёного. Заэль ощущал нетерпение, появлявшееся только в минуты, когда удавалось найти новую загадку, решение которой в силу своей неочевидности могло занять его надолго. 

Необходимая реакция не заставила себя долго ждать, и вот уже квинси уверенно называл себя последним в своём роде, а это означало только одно: он по каким-то причинам не был связан с теми, кто обживался в Уэко Мундо. Голос Ишиды звучал строго и напряжённо, как у человека, загнанного в угол, но всё ещё надеющегося сохранить лицо, однако сардонические нотки указывали и на понимание им происходящего, и на отчаянную готовность бороться за свою жизнь. Даже его угроза убить больше походила не на отчаяние жертвы, обречённой на гибель, а на обещание полноправного противника, готового к бою и собирающегося осуществить озвученное намерение. Мысленно похвалив эту игру, Гранц почувствовал неожиданную уверенность, что стоит на пороге какого-то открытия.

Так и произошло: квинси снова перешёл в наступление, насколько позволяли его возможности, и запустил в Заэля новую капсулу с реяцу. Октава, помня силу прошлой атаки и понимая её бесполезность в столкновении с иерро любого арранкара, решил не двигаться с места и уже подбирал слова для выражения разочарования. Но эта уверенность в своих возможностях едва не сыграла с ним злую шутку, поскольку новая техника имела иную цель. На мгновение Гранцу показалось, что его заперли в склепе, из которого не выбраться. Однако больше ничего не произошло, и учёный понял, что использованная против него техника не несла в себе намерения уничтожить противника, хотя, скорее всего, могла на время задержать, накрыв странным куполом. Чувство досады, вызванное тем, что его провели, подводило к одной простой мысли: самое время сделать новый ход в этой игре.

До этого момента Заэль не предпринимал попыток ни достать занпакто из ножен, ни вообще обратить внимание этих людей на своё оружие, что делало его обманчиво открытым для целого отряда нападающих. Выверенным движением октава вынул Форникарас и ударил изнутри по куполу из реяцу, досадуя на то, что приходится действовать таким примитивным способом при всех своих грандиозных возможностях. Хотя Гранц и подумывал об эффекте, которого мог бы добиться демонстрацией даже незначительной части того, на что был способен, он не считал двоих своих зрителей достойными такого зрелища.
Сковывающая техника рассеивалась как предрассветная дымка, возвращая учёного на прежние позиции. С лёгким удивлением он понял, что двое незадачливых противников всё ещё на своих местах, не предпринимая новых попыток к бегству или спасению.

– Пустые? Вот, значит, кем ты меня считаешь, Ишида-кун. Позволь, я всё объясню, пока собственное невежество не поставило тебя в ещё более нелепое положение, – Гранц немного склонил голову набок и перевёл взгляд на занпакто, который всё ещё держал в руке. Расслабленность, с которой он вернулся в разговор,  резко контрастировала с беспокойством Иноуэ и серьёзностью далеко не последнего квинси. Казалось, учёный собирался говорить о совершенно обыденных вещах, а не о Форникарас, которым мог воспользоваться в любой момент:

– Видишь ли, у пустых не бывает занпакто. Я арранкар, – добавил Заэль просто, словно это был редкий, но известный даже в мире людей аристократический титул, дающий ему особые привилегии, – А это, в  свою очередь, значит, что я сильнее и обычных пустых, и, разумеется, вас обоих, – учёный почти театрально развёл в стороны руками. У любого другого подобный жест символизировал бы недоумение, но в случае Гранца означал всего лишь паузу, необходимую для того, чтобы собеседники полностью уяснили смысл сказанного. Он не выпускал из руки занпакто, что делало это движение небрежным и даже неестественным, и продолжил, пользуясь наступившим замешательством:

– Сам понимаешь, не тебе упрекать меня в незнании очевидного, Ишида-кун, – октава всё ещё чувствовал себя оскорблённым, и на волне этого чувства не мог отказать себе в сомнительном удовольствии ответить упрёком на упрёк:
– Прости, что разочаровываю, но не вся Эспада интересуется тобой, только я, – произнося эти слова, Гранц на мгновение задумался, был ли вопрос квинси проявлением гордыни, или же тот был слишком хорошего мнения о десятке сильнейших арранкаров. – Я учёный, ты же понимаешь? А из тебя выйдет любопытный объект для моей исследовательской работы. К тому же, другие квинси не настолько интересны, хотя мне и есть, что рассказать о них, – он продолжал всматриваться в напряжённое лицо Ишиды, надеясь увидеть там хотя бы немного понимания на общем фоне упрямства:

– Поэтому я вынужден повторить своё предложение: ты пойдёшь со мной, – в ровном голосе Заэля звучала особая вежливость, свойственная только тем, кто часто отдаёт распоряжения. – И, будь добр, перестань сопротивляться. Мне бы не хотелось, чтобы ты сильно пострадал. Думаю, юная леди будет согласна со мной в этом вопросе, – учёный повернулся к девушке, так и не удосужившейся заняться собственным спасением:
– Не так ли, Иноуэ-сан? – Намеренно используя то же обращение, что и стоящий рядом квинси, Гранц протянул свободную руку к замершей на месте школьнице.

+4

11

Последняя капсула. Ишида рассчитывал использовать ее сразу после того, как противник рассеет гриц. Лучший ученик старшей школы Каракуры не обманывался, для него было очевидным, что в данный момент техника квинси не способна надолго задержать арранкара. И тем не менее, мгновения должно было хватить для того, чтобы парень приблизился к Заэлю. После этого, школьник надеялся использовать комбинацию гинто и серебряной нити расположенной в его браслете. Увы, но будущий президент школьного совета в данный момент больше беспокоился о находящейся рядом с ним однокласснице. Как и в Сообществе Душ, Урюу чувствовал, что должен защищать Иноуэ. Поэтому, как только Ишида услышал слова Орихиме, он инстинктивно повернулся. Секунды бездействия хватило, чтобы противник уничтожил преграду созданную парнем. Конечно, для последнего квинси было очевидным, что противник сильнее, однако, даже он не думал, что арранкар способен так легко преодолеть технику клана. Возможно, он недооценил противника? В любом случае, Урюу потерял последний шанс на то, чтобы спасти Орихиме. 

Наверняка. поступи так какой-нибудь Куросаки, то раздражение довело бы последнего квинси до зубного скрежета, однако, сейчас он отлично понимал почему одноклассница поступает именно так, а не иначе. Он с самого начала предполагал, что характер, доброта Иноуэ-сан просто не дадут ей оставить кого-то, чтобы спастись собой. В Сообществе Душ, благодаря тому парню из одиннадцатого отряда, Именно он силой увел Орихиме, дав Урюу шанс сразиться с Куротсучи Маюри. К сожалению,  нынешняя ситуация просто кардинально отличалась от того, что было в измерении шинигами. И, главное отличие, конечно же, было в том, что лучший ученик старшей школы Каракуры не мог призвать свое оружие. Нет, даже не потеряй он свои силы, вряд ли их бы хватило, чтобы справиться с подобным противником.

Парень молча наблюдал за противником. У него не осталось никаких уловок или козырей. Арранкара же, напротив, будто совершенно не волновался о том, что может произойти в дальнейшем. Вальяжность, которую он с таким упоением демонстрировал, говорила о том, что все предпринятые Ишидой ранее действия не доставили противнику никаких неудобств. У конце концов, он продолжал считать себя выше их. О чем и прямо сказал секундой позже. Наверное, если бы Урюу услышал бы подобное от какого-нибудь Куросаки, то это довело бы его до зубного скрежета. Подросток считал себя умнее большинства сверстников и даже в  бою смотрел на оппонентов свысока. Конечно, оказаться, так сказать, на противоположной стороне ему совсем не нравилось. Однако, парню просто не было что возразить противнику. Кроме того, Урюу до сих пор думал о том, каким же образом он может спасти Иноуэ-сан. Что он еще мог сделать?
Нахмурившись, подросток не сводил взгляда с арранкара. Кто же мог знать, что в Каракуре появится настолько мощный противник? Причем, как оказалось, не по голову Куросаки, а за ним. Хотя, следующие речи Заэля завладели всем вниманием Ишиды. Дотошный парень, который разумеется, догадался, что арранкар говорит о других квинси не просто так. Заэль называл себя ученым, поэтому, он намеренно высказывался о других квинси. В мире пустых он мог встречать представителей исчезнувшего клана? Если в самом начале их встречи, подобная уловка могла бы сработать, то теперь Урюу не видел смысла в подобных высказываниях. Октава Эспада должен был понять, что без силового метода уже не обойтись. Впрочем, сам Урюу уже не был так в этом уверен. В конце концов, другого выбора у него и не оставалось. Пустой не только был намного сильнее, то и говорил о вещах, про которые подросток даже знал. Однако, просто так соглашаться с Заэлем он тоже не собирался.

- Значит, ты встречал других квинси? - Урюу сделал вид, что его совершенно не беспокоит вальяжное поведение арранкара, - неужели они появились в Мире Пустых?
Возможно, был шанс поторговаться - даже, несмотря на то, что противник вытащил свое занпакто, похоже, он не слишком горел желанием использовать его. Так что, он мог согласиться отпустить Иноуэ-сан в обмен на то, что Урюу перестанет сопротивляться. Да, наверное именно так и стоило поступить.

- Ты выглядишь словно уже готов сдаться, - ровный голос послышался со стороны ворот. Если повернуть голову, можно было заметить представительного мужчину. Его походка была неспешной, одну из рук он держал в кармане. Пожалуй, он совершенно не походил под царившую обстановку. В его движениях не было вальяжной легкости Заэля, однако, одного взгляда было достаточно, чтобы понять - в сложившейся ситуации он не чувствует никакого давления, даже более того - он совершенно в себе уверен, - ко мне недавно заглянули несколько родственников, так что, я подумал, что они могли бы связаться с тобой. Но кто бы мог подумать, что как только я тебя найду, ты будешь убегать от какого-то пустого.

Мужчина остановился недалеко от школьников и арранкара и вытащил портсигар. Закурив, Ишида Рюукен, человек носящий титул последнего квинси, посмотрел на Заэля.

- Ишида Рюукен. Значит, арранкарам зачем-то понадобился мой бесталанный сын?

+3

12

Стоять на месте в полном оцепенение, было не так легко, кажется у девушки ноги затекли, а мыслительный процесс замер. Первобытный страх не исчезал и кажется даже не отступал. Дышать тяжело, от волнения ученица слегка вспотела, хотя на улице ощущался прохладный ветерок. Главное сейчас не свалиться в обморок от потери сил, это будет внеземным номером и все пойдёт не по сценарию. Иноуэ сжимала, то разжимала кулаки, дабы стимулировать кровь по венам, чтобы хотя бы руки не затекали от постоянного напряжения. Да напряжения, а Химе не могла расслабиться в такой экстренной ситуации. Бедная девочка, она ничего не соображала, в ней перемешивались накопившиеся эмоции: гнев, страх и отчаяние, а так же недовольство к самой себе. Конечно, а как же ещё? Орихиме снова бездействовала, хотя могла многое, но видимо уверенность и решимость в ней проснутся не сразу. А вы посмотрите на нее, она же невинная душа и не способна для сражений, она может подарить вам жизнь, но уж точно не отнять её. Защита-это удел других людей..друзей, которые обязаны защищать свою "жизнь". Но видимо, несовершеннолетняя ученица думала совершенно по другому.

Ишида-кун, скажи мне, что мне делать? Ты только скажи...вот только, что же я могу? Мне бы меч в руки и я бы смогла тебя защитить, ну, хотя бы отвлечь на себя внимание. Нет, не правильно, так я только выставлю Урюу слабым звеном, он сильный и я должна в него верить...я же всегда в него верила.
Дальше игра арранкара преподнес свои плоды, а случилось то, от чего Орихиме просто пришла в ещё большее отчаяние. Учёный просто с лёгкостью разрушил преграду своим занпакто. Рыжеволосая отступила чуть назад, тут же почувствовав, как будто  тысяча иголок "пробежались" по ножкам молодой особы. Неприятные ощущения, но хотя бы, девушка не свалилась наземь. Мужчина в странном одеянии почти не обращал внимание на испуганное создание, он был увлечён  интеллектуальным разговором с учеником. Выяснилось наконец, кто он есть на самом деле. Арранкар? Хм, красивое название для таких странных созданий. Они напоминают кукол, таких фарфоровых, странное сравнение. По поводу такой новости, мысли в голову девушки не пришли. Она лишь ещё больше насторожилась и решила, подслушивать дальше. Но такого важного, как ей казалось, она не услышала, да и собеседники говорили тихо, делая так, чтобы диалог их никого не касался. Вот только, учёный решил вспомнить про ещё одну персону этого жизненного представления.

– Не так ли, Иноуэ-сан?-произнёс мужчина, протягивая ей свою бледную руку.

В этот момент, девушка буквально уставилась на руку и будто ком проглотила, который застрял у него в глотке. Так, ни нервничай девочка, это же всего лишь рука, какого-то безумца! Но нет, для Иноуэ это что-то значило, будто сама смерть протягивала ей руку и предлагала идти за ней. А, простите в чем был вопрос? А точнее к чему он был? Ах да, кажется этот безумный гений решил забрать нашего Квинси к себе в лабораторию, и при этом спросить разрешения у малышки Орихиме? Нет, не выйдет. Химе ничего не могла произнести, она просто не понимала, что ей сказать?! Даже если, она не согласиться с предложением, то это ничего не изменит,увы. Казалось бы, безвыходное положение, но внезапно для всех, появился ещё один кандидат  на Оскар в этой постановке.
Ученица тут же обратила на него внимание, кажется, она уже его где-то видела, или он на кого-то очень похож. Кто он? Не понимаю..я уже ничего не понимаю, но кажется, он нам не враг и не друг..но Ишида-куна он знает..Хм, они так похожи..может это...? Может, может ведь этот красивый и весьма образованный мужчина, сам так и сказал.

Дышать стало легче и Орихиме наконец опустила руку, которую все время держала у груди всю сжатую. Больно, надо расслабиться, мышцы совсем затекли. Сейчас бы присесть, вот только некуда и не надо сейчас давать слабину. Если пришёл новый гость, то это не значит, что победа у тебя в руках. Да, точно, что это я? Нельзя сейчас отступать, надо все равно быть на готове..может все пойдёт против нас..ох... Девушка тяжело вздохнула и осталась дальше стоять на месте, выжидая дальнейших действий.

+1

13

Непредвиденные обстоятельства. Это словосочетание давно было для Заэля одним из самых неприятных, и он всеми силами старался избежать как их упоминания, так и появления в реальности. Учёный предпочёл бы держаться от подобного подальше, но мир, в котором слишком много переменных, порой вынуждал его сталкиваться с объектом собственной неприязни, внося коррективы в планы и ожидания. Любая неожиданная ситуация, как казалось Гранцу, могла быть спрогнозирована, и постфактум он почти всегда находил признаки, по которым мог бы заранее понять, чего стоит ждать на самом деле. Если октаву подводил интеллект, на который тот привык опираться, он оказывался в подвешенном состоянии и сам себе напоминал калеку, лишившегося костыля. Внешним признаком этого состояния была разве что одновременно удивлённая и полу-презрительная усмешка, значение которой каждый мог выбрать на свой вкус, тем самым избавляя учёного от объяснений.

Когда нынешнее задание было почти выполнено, и, по сути, оставалось только открыть гарганту и проследовать в неё вместе с обоими школьниками, подгоняя их ироничными комментариями и упоминанием занпакто, в расчёты пришлось вносить новую переменную под названием «Ишида Рюукен». Услышав первые слова нового действующего лица, Гранц вздрогнул, будто ему дали пощёчину. Он обернулся на звук голоса и только тогда полностью осознал смысл сказанного и увидел говорившего. Учёный, торопливо оглядывая вновь прибывшего, к своей досаде вынужден был констатировать, что тот довольно сильно отличался от прочих представителей человеческого рода. Не было ни никчёмности, ни потерянности, только странное спокойствие, которого сейчас не хватало и самому Заэлю. Он даже поймал себя на мысли, что тоже не отказался бы от сигареты, хотя какой от неё мог быть толк в этот момент, не понимал абсолютно.

Впрочем, помимо занятного внешнего вида, новый квинси принёс любопытные вести. Хотя старший Ишида сказал пока очень немного, информации в его словах было предостаточно. С одной стороны, можно было косвенно судить о том, что по части способностей он стоял далеко впереди собственного отпрыска, о чём, казалось, напоминал именно ему, а не Гранцу. С другой стороны, квинси совершенно будничным тоном говорил о присутствии в городе других представителей их клана, и эта новость сама по себе не предвещала ничего хорошего. Она же позволяла строить многочисленные догадки о том, в каких отношениях оба присутствующих квинси находились с остальной частью им подобных. Как бы то ни было, Заэль не смог бы убеждать себя, что заведомо невыгодное стечение обстоятельств может оказаться удачным и с неприятным ощущением уходящей из-под ног земли начинал понимать, что контроль за ситуацией сейчас находится не только в его руках. 

Октава развернулся к старшему Ишиде, всё ещё сохраняя себе возможность видеть замерших на месте школьников боковым зрением и не убирая занпакто в ножны.

– Заэль Аполло Гранц, Октава Эспада, – решив снизойти до ответной любезности, учёный с расстановкой повторил своё имя и ранг. – Похоже, я не единственный, кому сегодня довелось видеть больше одного квинси, кто бы мог подумать, – добавил он, обращаясь как будто к самому себе. В сложившихся обстоятельствах эта фраза заменяла обычное приветствие и позволяла избежать неприятного молчания, заодно избавляя от необходимости переходить к действиям.

Глядя на Ишиду, Заэль продолжил анализировать небогатую информацию, что предоставил квинси. Самым неожиданным было то, что этот человек, казалось, и не думал нападать. Напротив, он продолжал курить и как будто не собирался доставать лук или какое-то иное оружие, и на мгновение Гранц даже подумал, что для достижения своих целей всё же сможет обойтись одними разговорами и не переходить к бою. Однако он всё ещё помнил упоминание о родственниках, решивших заглянуть в гости, и замечал, что старший квинси недавно побывал в потасовке, хотя и не пострадал в ней. Оставалось только догадываться, чем этот инцидент завершился, и строить догадки о его возможностях.

Учёный всегда придерживался мнения, что нападать первым непрактично, и оставлял эту инициативу менее терпеливым противникам, которые своей атакой могли не только немного сэкономить ему силы, но и позволяли собрать больше информации. Гранц понял, что за свою жизнь в рядах арранкаров ни разу не встречал кого-то, способного сохранять самообладание в преддверии открытого столкновения. Увиденное заставляло учёного медлить и наводило на мысль, что какая-то деталь всё же оказалась упущенной. Вопрос был только в том, как вынудить к нападению старшего Ишиду, поскольку тот не походил на человека импульсивного и склонного к необдуманным поступкам. Второй вопрос был в том, не стоит ли вообще провоцировать этого квинси.

– И насколько вы превосходите своего отпрыска? – Заэль ответил вопросом на вопрос. Любопытство в его голосе не было поддельным, хотя и плохо скрывало напряжение. Заинтересованность Гранца связана была не только с потенциальной опасностью, которую представлял собой этот квинси, но и с его ценностью для исследовательской работе.

+3

14

Пожалуй, Урюу слишком поторопился с выводами, когда подумал, что ситуация в которую он попал не могла стать хуже. Хотя казалось бы - оказаться с арранкаром будучи без способностей квинси, не иметь возможности защитить одноклассницу и подругу, казалось бы, как можно сделать ситуацию еще хуже? Появление родственника (Урюу бы скорее откусил себе язык, чем назвал Рюукена отцом) доказало, что никогда не стоит возводить в абсолют. Меньше всего в жизни, квинси желал, чтобы его отец застал бы его в подобном виде. Как всегда высокомерный, напыщенный, со взглядом из серии "вы все тараканы у меня под ногами". Урюу ненавидел его вид и отношение, не особо задумываясь о том, что зачастую и сам был неотличим от отца. И конечно же, появление Рюукена не могла не сопровождаться едкими комментариями в сторону сына. Как будто он появился здесь только для того, чтобы посмеяться над немощностью отпрыска. Не знай Ишида, что Рюукен невероятно прагматичен, и никогда не будет делать что-то просто так, то наверняка бы так и подумал. Во всяком случае, для Урюу эти мысли были куда приятнее, чем размышления о том, чтобы быть спасенным этим напыщенным типом. С другой стороны, школьник был здесь не один - Орихиме до сих пор находилась в опасности, и именно ей Рюукен и мог помочь.

Ишида застыл в нерешительности - похоже арранкар на время потерял к нему интерес, полностью сосредоточив внимание на появившемся старшем поколении его семейства. Это был отличный шанс, чтобы сбежать. Схватить Иноуэ-сан и оставить этих двух неприятных (Урюу даже не знал, кто из них более неприятен) разбираться между собой. Или же остаться здесь, унизившись и попросив Рюукена защитить Иноуэ-сан?

- Что ты здесь делаешь? - только и смог выдавить из себя Урюу в ответ на слова отца. Конечно, в обычной ситуации он бы наверняка придумал что-нибудь более остроумное. Увы, в данный момент парня занимали совсем другие мысли. Жаль, что даже сейчас Урюу не был уверен, что Рюукен появился здесь именно для помощи. Парень совершенно не обратил внимания на остальные слова отца. Урюу никогда бы не пропустил информации о своем клане, но в данный момент, несмотря на то, что  и Рюукен и арранкар говорили об одном и том же - появились новые квинси - Ишида только хотел спасти Иноуэ.

- Восьмой. Ты не слишком силен, я полагаю, - сухо произнес Рюукен в ответ на имя Заэля. Будучи квинси, Рюукен отлично ощущал уровень духовной силы противника и не мог не воспринимать его всерьез - все-таки, даже не зная Айзена, квинси был достаточно умен, чтобы предполагать, что противник, которого опасается такой тип как Урахара, не стал бы набирать в генералы бесполезный мусор. И все же, не единый мускул на его лице не дрогнул, даже обдумывая схватку с настолько сильным противником, - превосхожу? Не вижу смысла сравнивать себя с ничтожеством. Теперь, будь добр, ответь на мой вопрос.

«Ничтожество, да?»

Урюу стиснул зубы. Интересно, сколько отцов в мире могут сказать подобное о своем сыне совершенно незнакомому... человеку? Существу? Парень не мог и дальше стоять, спокойно выслушивая слова  о своей никчёмности. Нет, он не будет надеяться на Рюукена и не будет просить у него помощи. Более того, он его использует - светская беседа с Ишидой отвлекла арранкара, поэтому это был прекрасный шанс воплотить первоначальный план. Вздохнув, чтобы обдумать все еще раз, Урюу  резко выхватил серебряную нить из браслета, намереваясь приблизиться к арранкару и отсечь руку, в которой он держал занпакто. Разумеется, не забыв в который раз за вечер произнести.

- Иноуэ-сан, уходи.

+3

15

офф:

Решила написать пост, да. Не хочу никого задерживать, и чтобы форум снижался в активности. Поэтому пока играю:3 Не ругайте.

Между людьми завязался разговор, и Химе посчитала себя в этот момент лишней. Её сейчас будто бы не замечали, если бы говорить, что это на самом деле так. Она даже немного расслабилась, когда на неё перестали обращать внимание. Отступив ещё чуть дальше, девушка не отрывала ладонь от груди. Волновалась скорее за друга, нежели за себя. Однако, в такой момент можно было бросить все и убежать, но наша героиня будет стоять до последнего, пока не спасёт своего друга, либо убежит вместе с ним в безопасное место.

Иноуэ завороженно разглядывала всех присутствующих, прислушиваясь к их разговору. Если честно, ученица думала, что Ишида-кун будет непременно рад своему отцу, однако, он лишь укорительно одарил его взглядом, как всегда поправляя очки. Химе давно заметила в друге такую привычку. Она удивилась, когда отец её друга, так говорил о своём отпрыске. Странные у них отношения. Может быть в прошлом между ними что-то произошло, и теперь они не ладят друг с другом. Сначала ученица думала, что отец Урюу поможет им, однако тот заинтересовался арранкаром. Собственно, вот и шанс побега. Руки в ноги и вперёд. Малышка Орихиме была готова сдвинуться с места, схватит друга за руку и убежать куда-нибудь, жаль, что все пошло не по плану. Ишида-кун был готов снова воспользоваться случаем и напасть на арранкара, который видимо не предполагал, что все повернётся против него.

Химе нахмурилась, она сумела оторвать ладонь от груди и уже свои пальчики направила в сторону заколок, которые так красиво украшали её рыжие пряди. Ей хотелось помочь, и она ждала удобного момента. Возможно Заэль заметил безрассудную атаку младшего Квинси, и сможет ударить в ответ, тогда Орихиме и задействует свои силы, вот только удастся ли? Хватит трусить, я обязана помочь. На просьбу друга, Химе лишь отступила ещё в сторону, пока спиной не наткнулась на бетонную стену дома. Она бы конечно убежала, вот только верность и дружеская любовь к другу, заставляли её действовать. Рыжеволосая тяжело вздохнув, буквально оторвалась с места и рванула в сторону Урюу. Конечно, глупо было бросаться вот так в огонь, но другого выхода не было.
Оказавшись рядом с другом, когда тот уже успел атаковать, девушка решительно коснулась своих заколок, произнося некое защитное заклинание:

-Хинагин , Байгон, Лили, Сантен Кешшун, я отражаю!

Три лепестка открепились от основания заколки, и как маленькие искорки пронеслись мимо Химе, образуя перед ней и квинси некий треугольный щит, который обязан был выдержать ответный удар Эспады, если тот будет. Направив две руки вперед, Иноуэ будто поддерживала полупрозрачный тёплый щит. Конечно же, девушка не собиралась никуда уходить, а сейчас она была весьма решительна в своих поступках. Кажется именно в этот момент, Иноуэ ещё раз встретилась глазами с арранкаром и её это не напугало, наоборот она стараюсь держаться решительно, дабы помочь или даже спасите своего друга. Убрать руки от щита, она не могла, поэтому просто обратила внимание на младшего квинси. В её глазах читалась тревога, ей хотелось сейчас схватить Ишиду за руку, и убежать, но теперь она точно не могла сдвинуться с места. Как же я хочу помочь тебе, но я могу лишь только так.

+1

16

БУМ!

С лёгкой руки господина мистера админа, Ямми принимает правила и вступает в игру!

Скука порождает действие, иначе не бывает. Чёртов Айзен со своим грёбаным Лас Ночес и долбанными распоряжениями для Эспады проел немалых размеров дырень в самообладании Децимы. Где это видано, чтоб солдаты сидели на задницах и ждали, пока менос в лесу свистнет? Арранкары же созданы как солдаты, а?! Созданы для войны, что треклятый шинигами, самопровозглашённый как главный, крутейший и мощнейший в Уэко, не спешит начинать!
А в чём тогда, мать его так, смысл их создания?!
Ямми зол. А когда Ямми зол - лучше бы попасться под руку какому-то противнику, дабы имелась возможность злобу выместить. Оно понятно, что ярость кормит силы Льярго, но какая, дьявол подери, цель у накопления силы, коли деть её некуда? Посему, Десятый не долго сомневался, когда в черепушку постучала светлая идея о посещении мира живых. Айзен со своими приказами пусть идёт лесом. Возможно, попадись Ямми какая-нибудь Халлибел или тот же Улькиорра - они пресекли бы это намерение, не самое разумное и рискованное для карьеры в качестве Эспады. Но, что называется, если бы да кабы...
Ямми в курсе, что Октава отправился в Генсей за какими-то там квинсями. Вдумываться в заумные исследования очкастого арранкара - развлечение сомнительное, но... Но! Децима успел ухватить одну крайне важную мысль. Объявились некоторые личности - те самые квинси - что своим лишь появлением заставили пафосного лорда Лас Ночес отложить планы о боевых действиях. И Заэль-Аполло потопал к простым смертным именно потому, что среди них живёт один такой квинсь. Мол, Октава несчастного препарирует, что пионер лягушку, и выдумает какой-нибудь безжалостный матан про эффективное разбивание лиц остальным квинсям.
Кто-то может подумать, что Ямми Льярго - тупой. Наглейшее враньё, гнусное и отвратительное! Децима быстро смекнул: раз появление квинсей заставило Айзена нервничать - они сильны, сто процентов. Один из этих ребят живёт в Генсее - тоже не слабак! Значит, идеальным решением будет прийти туда и набить болезному морду за то, что наглец посмел быть сильным! Видят боги Уэко Мундо, до какого-то момента Децима совершенно не протестовал против расплющивания голов немощным нумеросам, попадавшимся под руку. Но это капитально утомило. Хочется уже отправить на свидание с костлявой кого-то, кто хоть немного потрепыхается.
Шаг из Гарганты - и Децима в мире, что для него знаком не более, чем мегаполис для папуаса с мелкого африканского острова. Сразу же ощущается некоторая пустота: рейши не витает в воздухе, в отличие от Уэко Мундо. Зато народу - п**дец. В Лас Ночес чуть больше сотни арранкаров, а людишек в Генсее такая туча... Хоть отмахивайся как от комаров. Почесав лысину, Ямми вдруг понял, что Заэля ещё надо найти. В том, что искать нужно именно Октаву, а не первостепенную цель, сомнений нет -  хитровыдуманный учёный всяко найдёт вожделенную квинсю быстрее, чем Децима.
- Эх, долбанную Пескису включать... - басовито протянул Льярго.
Пескису он не любил, да и пользовался достаточно хреново. Улькиорра весь мозг Дециме выел замечаниями в духе: бла-бла-бла, тебе нужно уметь оценивать реяцу противников, ко-ко-ко. Кому оно вообще надо? Дал в рожу, и смотри: враг стоит - значит, норм, пойдёт, бей дальше. Упал - ну и менос с ним, ищем следующего. Вот тебе и вся наука.
Но сейчас без Пескисы никак. И, хвала всё тем же богам Уэко Мундо, не нужно уметь мастерски вычислять реяцу, чтобы найти целого Эспаду. Такой мощный сгусток духовной силы выделяется в этом городишке, набитом простыми людьми, как кусок современного искусства в галерее... нормального искусства.
Октава нашёлся быстро... А может, и не Октава, х*р его разберёт. Арранкар с реяцу Эспады, скажем так. Но кроме Заэля тут других быть не должно, потому Ямми бодрым шагом направился по зову Пескисы, не обращая внимания, как людишки вокруг чуть ли не дохнут от одного присутствия Децимы, когда оказываются совсем рядом. А когда впереди замаячили розовые волосы камрада по мечу, Льярго возликовал.
- Гранц! Ха-ха!
Не подвела чуйка, правильный Эспада нашёлся! Выкуси, Улькиорра! Вот тебе профессиональное определение реяцу!
- А я тебя как раз и ищу! - бросил Децима, щерясь во все зубищи и подходя ближе.
Рядом находятся трое людей, и казалось бы, кого оно волнует? Но один - опять очкарик, что ж такое! - понёсся в сторону Октавы с энтузиазмом аутиста, копающегося в трансформаторе. Возможно, Заэль как-то не заметил, что тут мусор под боком бегает - да ничего, Ямми добрый, Ямми поможет.
- А ну кыш!
Подойдя к учёному Лас Ночес вплотную, Льярго отмахнулся от бегущего человека внешней стороной ладони, не особо целясь долбанутому суициднику куда-то конкретно. Какая разница? Его удар и нумероса моментально убьёт, не говоря о простых смертных.
- Заэль! Я знаю, что Айзен послал тебя искать этого... квинси! - заговорщически начал Ямми. - Оставь его мне, я с ним хорошенько повеселюсь! Ты себе другого подопытного найдёшь, нет?
Ямми будто бы случайно угрожающим образом навис над хрупким Октавой. Ненавязчивый намёк, что для пятиметровой махины, до которой он дорос благодаря сну и еде, и сам учёный-мочёный сойдёт за боксёрскую грушу, коли перечить начнёт.

Отредактировано Yammy Llargo (2017-05-07 23:27:25)

+1


Вы здесь » Bleach. Changing History, Unchanging Heart » Storyline » Наука – полководец, и практика – его солдаты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC